Экология
1 мая 2021

Сергей Гишар, финалист «Дома Земли»: «Экологичность – в преемственности»

Сергей Гишар – архитектор франко-русского происхождения. Год назад он перебрался из Бордо в Москву. На международном конкурсе «Дом Земли» он представил свое видение экологического дома для туристов, проект получил название «В лоне природы оставленный след». В чем заключалась идея работы? Почему ее решили вписать в картину XIX века? Какая архитектура может считаться экологичной? На эти и другие вопросы архитектор ответил в интервью «Экологии России». 

– Сергей, как родилась идея проекта «В лоне природы оставленный след»?

– Мы решили создать концепцию, которая была бы связана непосредственно с землей. Само название конкурса – «Дом Земли», подтолкнуло нас предложить проект, берущий свое начало из земли. Тематика конкурса послужила отправной точкой нашей концепции. Далее стоял вопрос экологичности проекта. Для нас было важно заложить концепцию преемственности для природных территорий России, вписать проект в локальный или даже национальный контекст.

Требовалось сделать проект, который бы удовлетворял большому количеству потребностей ООПТ и одновременно не был закостенелым. Мы начали изучать вернакулярную (народную) архитектуру, которая присутствует в России и является ее достоянием – это изба. Это та архитектурная модель, которая присутствует на большинстве территориях, в различных климатических зонах. И в нашем проекте мы взяли за основу именно ее. Задачей стояло интерпретировать эту архитектуру посредством современного языка архитектуры, а именно попытаться отразить те смыслы, которые заложены в избе, которые выстраивались поколениями. Наш проект мы бы хотели видеть на заповедных территориях именно локальным, национальным, но в тоже время современным. Чтобы в нем присутствовала русская составляющая.


– Вы вписали свой проект в картину. Расскажите о ней. Кто автор, какая идея?

– Картина написана Львом Каменевым (живописец, 1832 – 1886 – прим. ред.), это русский пейзаж. Нам показалось, что эта картина являет собой отражение национального пейзажа. Мы вписали наш проект в эту картину, чтобы в очередной раз подчеркнуть идею преемственности. Нам кажется, что экологичность тоже заключается в этой преемственности. Мы проанализировали и интерпретировали избу как архитектурный, функциональный и общественный феномен, а затем выразили эту преемственность, вписав современный проект в картину XIX века.


– Работа над этим проектом помогла сформировать творческий коллектив, с которым вы, очевидно, и дальше будете идти. Расскажите, как это получилось?

– Наш коллектив «METAA» сформировался как творческий межкультурный коллектив архитекторов. Нас 5 человек, которые принадлежат к трем разным национальностям – русские, французы и корейцы. Это способствует поиску нестандартных решений на какие-либо проблемы. Участие в проекте «Дом Земли» подтолкнуло нас на совместную деятельность, на дальнейшее участие в конкурсах и в обозримом будущем формированию архитектурного бюро.

– Над чем еще вы совместно работали, помимо проекта «Дом Земли»?

– Мы также успели поучаствовать в конкурсе Young Architects Competitions для молодых архитекторов. Тематикой работы была реорганизация набережной в Детройте. Город весьма специфичный со своей историей: из года в год там падает численность населения, исходя из этого нам захотелось привнести свое видение на эту проблематику. Мы выиграли этот конкурс, что еще раз убедило нас в том, что наша межкультурная команда имеет место быть.

– Было ли там использовано что-то экологичное, может какие-нибудь материалы?

– Однозначно. На наш взгляд каждый проект заслуживает экологичного подхода. Экология не значит просто гринвошинг. Проект должен быть эффективным с точки зрения экологии. Он не должен потреблять много ресурсов, должен быть самодостаточным. В этом и заключается сам подход. Поэтому да, конечно, мы старались его заложить.

– Расскажите, пожалуйста, о себе. О том, как вы были во Франции, а потом перебрались сюда. Как это получилось?

– Это семейная история. У меня франко-русская семья, отец француз, а мама – русская. Я учился и начинал свою профессиональную деятельность во Франции. Так получилось, что моя невеста живет в Москве. В один момент нам с ней надо было определиться в каком месте жить, продолжать развиваться. А я всегда хотел попробовать свои силы в России. Мне кажется, что сейчас в Москве и на всей территории страны происходит множество интересных градостроительных инициатив. Есть очень много толчков развития, которые заметны за границами России. Это очень интересно и хочется в этом поучаствовать.

– Во Франции вам удалось поучаствовать над работой с экологичным строительством? Или «Дом Земли» ваш первый такой проект?

– «Дом Земли» является продолжением той работы, которая уже велась с одной стороны, профессионально, а с другой – в рамках университета. На самом деле мы закладываем экологический подход в каждом проекте. Во Франции есть определенный регламент, в котором четко прописано, что каждое новое здание должно отвечать тем или иным экологическим стандартам. 

– Вы можете объяснить, почему большинство многоэтажных домов в России такие некрасивые, неудобные, не отвечают экологическим стандартам? В чем проблема?

– На самом деле, я с вами немного не согласен. Я бы не стал говорить, что в России все проекты неинтересные, неэкологичные. Пример – потрясающая реконструкция Дома Наркомфина в Москве. В нее тоже закладывался экологический подход, потому что разрушить одно и построить другое – тоже неэкологично. Экологично – работать с тем, что уже имеется.

Есть проблема строительства новых панельных домов, они продолжают возводиться у нас. Во всем мире они теряют свою востребованность. Но это тоже своего рода преемственность, так как раньше они отвечали социальным потребностям. И действительно, эта архитектура в прошлом была востребована и ее появление можно понять. На тот момент развилась инфраструктура, позволяющая это делать. Сегодняшняя проблема в том, что такая архитектура до сих пор существует, хотя потребности уже такой нет. Возможно, какая-то экономическая выгода диктует свои правила и позволяет этим домам жить.

– На что запрос видите вы?

– Запрос на комфортную среду жилья. Это действительно вопросы экологичности и ее освещения. Чтобы жилье действительно расходовало меньше ресурсов, было более комфортным и доступным для жителей.

– Каким должен быть диалог между крупными городами и природой, учитывая то, что большинство территорий уже застроено, а часть заброшена? Где найти точки соприкосновения?

– Надо как-то переосмыслять то, что уже есть, не проектировать новые города, работать с тем, что есть. Очень много территорий, которые либо не используются, либо заброшены. Хотелось, чтобы развитие городов было в их пределах, а не за ними. Чтобы большие города нашли те точки развития там, где уже что-то есть и переосмыслили это.

– Расскажите подробнее про пропаганду экологии во Франции. Как это устроено в быту?

– Вопросы об экологии присутствуют в медиапространстве. Но они также есть и среди друзей, знакомых, и все как-то формируется само-собой. Однозначно экология набирает обороты, во всяком случае уважение к окружающей среде – это то, что присутствует в повседневной жизни большинства проживающих во Франции людей.

– С чем вы это связываете? Это культура, воспитание или может быть ограниченность территории? 

– Наверное, вызовы будущего. Осознание того, что население растет, в определенный момент ресурсов на всех не хватит и это неизбежно. Поэтому хочется оставить будущему поколению тоже достойное место и заложить осознание, как должно развиваться общество. Мне кажется, это движет всеми.

– Расскажите про ваши планы.

– В планах развиваться и развивать наш коллектив. Заниматься теми проектами, которые позволят работать с интересными задачами. Например, такими проектами, как «Дом Земли». Хотелось бы продолжать принимать участие в проектах, которые с уважением относятся к окружающей среде. Эта наша задача на ближайшее будущее. Участие в конкурсах стимулирует архитектурную мысль. Конкурсы – это то, что позволяет проверить себя как архитектора и вынести свои проекты на общественное обсуждение. Это очень важно для развития.

– Ваш «Дом Земли» мы видели, а какой ваш дом мечты?

– Наверное, этот вопрос затрагивает самое больное для архитектора. На данном этапе жизни я не готов на него ответить. Я человек, который хотел бы жить в городе. Здесь происходят интересные вещи, с которыми мы работаем, поэтому хочется быть участником всего этого. Но также хочется жить и в природе, наслаждаться ею. Наверное, это мечта каждого, не только архитекторов.

Еще по теме