Экотуризм
12 августа 2021

Кто туда полезет: в чьих руках жизнь туриста на природных территориях?

Камчатка стала центром притяжения туристов со всей России и не только. Шикарные виды, нетронутая природа, гейзеры, вулканы, медведи и «холодный» серфинг с сивучами. Бывалые путешественники «визжат» от восторга после экстремальных туров по полуострову. Предложений совершить полет, проехаться по удаленным уголкам здесь очень много. Но волнует ли кого-то по-настоящему жизнь и здоровье туристов, выясняла «Экология России».

Евгений Егоров – путешественник и участник конкурса «Дом Земли», – не так давно был на Камчатке. Ему не удалось полетать на вертолете, но зато он точно знает все о поездках на автомобилях по бездорожью.

«На Камчатке я столкнулся с тем, что рынок транспорта там монополизирован. Те же самые вертолеты стоят нереальных денег. Чтобы попасть в Кроноцкий заповедник, нам насчитали такую сумму, на которую можно еще два путешествия совершить в любой точке России с теми же самыми вертолетами. Действительно, там очень много ситуаций, связанных именно с погодой, поэтому возможны отмены вылетов, либо возвраты. Есть еще частные компании и отдельные люди, у которые свои вертолеты. Насколько я понимаю, там парк техники не совсем свежий. Вообще там очень сложно и дорого раздобыть себе транспорт», – поделился он.

С чем сталкиваются обычные туристы (не блогеры), когда прилетают на Камчатку? Им выставляют нереально высокий счет на услуги. Аренда самого простого автомобиля стоит от 7 тыс. рублей в день. Таким ценам позавидует даже Исландия.

«При этом нужно уточнять свой маршрут, потому что если ты едешь к какому-нибудь вулкану, то еще плюсом 15 тыс. рублей в день. Нам там удалось найти местного, у которого взяли практически новый УАЗ за 4 тыс. рублей в сутки. Таким образом, мы сэкономили просто огромную сумму денег. Там всё так. Получается, что цена ничего не гарантирует,  там очень много перекупов, которые выкупают квоты и перепродают их. И они не несут никакой ответственности. Все сайты, которые высвечиваются при поиске туров на Камчатке, это не прямые продавцы», – рассказал Евгений о ситуации.

Местных жителей в этой ситуации понять можно: короткий туристический сезон, отсутствие других возможностей для заработка, дорогая жизнь на Дальнем Востоке. Решить проблему мог бы небольшой туристический информационный центр – даже не отдельные корпорации, агентства и сообщества с десятками сотрудников. Для туристов главное, чтобы цену не «задирали» и о безопасности  за них подумали.

«По сути Камчатка – это отдельный остров. Там своя жизнь. Кто туда полезет? Из Москвы этого особо не видно. Это портит впечатление от Камчатки, от той красоты и невероятной природы, которую нигде не увидишь. Но когда ты туда попадаешь, то понимаешь, что тебя везде пытаются надуть. Если бы у нас не получилось познакомиться с местными, то все впечатление было бы испорчено. Это опасность для всех туристических регионов. Местные заламывают цену, потому что короткий сезон. Это портит впечатление и создает плохие отзывы. А на Камчатке таких отзывов очень много от туристов», – отметил путешественник.

Самому туристу тоже нужно «включить» голову: выбирать проверенных поставщиков услуг и обговаривать возможность изменения маршрута. Ответственная турфирма никогда не отправит туристов сплавляться по рекам без спасательных жилетов, в тайгу по неизведанным маршрутам и не поднимет в воздух в непроглядный туман.

«На Алтае мы сталкивались с тем, что людей просто бросали без еды, воды и крова, хотя там были и дети. Местные люди знают, кто есть кто, в интернете все-таки картинка приукрашена, поэтому стоит подходить с головой к этому вопросу – лучше немного переплатить, но с комфортом просуществовать эти дни. Также стоит опираться на отзывы, на сарафанное радио, на своих знакомых, которые там были и могут порекомендовать», – добавил Егоров.

Истории путешественников

Во время падения вертолета Ми-8 в Курильское озеро на борту находились 16 человек. 12 туристов, один экскурсовод и три члена экипажа. Восемь из них спаслись, а судьба остальных до сих пор неизвестна. 



Как выяснила «Экология России», на борту находилась Анастасия (ее фамилию нас попросили не называть), экскурсовод от туроператора, которая вела экскурсию в воздухе и должна была «на земле» передать группу другому гиду. Женщина выжила, но сейчас находится в шоковом состоянии. Известно, что у девушки есть маленький ребенок, и теперь она боится вновь выходить на работу, боится летать, чтобы снова не подвергнуться опасности.

Большая часть туристов прибыла на Камчатку из Санкт-Петербурга. На 12 августа у них была запланирована вертолетная экскурсия. В летний период на Курильское озеро ежедневно прилетает 6-7 вертолетов с туристическими группами. Конкретно этот вертолет Ми-8 не был предназначен для перевозки пассажиров. Модель была переоборудована для этих целей.

Вот как вспоминает трагедию выживший пассажир Виктор Стрелкин:

«Во время полета из-за плохой видимости в иллюминаторах вертолета я спал, поэтому произошедшее ощутил только тогда, когда вода потоком ударила в лицо. Рядом со мной сидел сын моего друга. Он был пристегнут ремнями безопасности, и я не успел его выдернуть из-за того, что поздно очнулся. Успел только отстегнуть себя, после чего меня сразу подняло наверх в кабине вертолета. Там было небольшое пространство с воздухом, который я успел вдохнуть. После этого вертолет сразу заполнился водой. Сидел я на первом ряду. Дверь в кабину пилотов оказалась распахнутой, стекло разбито, и через это отверстие я стал подниматься наверх. По моим ощущениям, поскольку я занимаюсь фридайвингом, глубина, с которой я всплыл на поверхность, составляла порядка 8-9 метров», – рассказал пострадавший.

Мужчину и остальных туристов спасли сотрудники Кроноцкого заповедника, которые буквально за пять минут добрались до места крушения.

Все туристы, как один, говорят о «чудовищно» плохой видимости в этот день.

«Мы почему-то полетели туда, зная, что там чудовищные погодные условия, капитан почему-то принял решение проводить посадку, хотя совершенно точно не мог видеть. Я пока еще в своем уме и здравии, видимость у нас за бортом, скорее всего, была одна и та же – не было видно ничего, в буквальном смысле, кроме тумана», – приводят СМИ слова еще одного выжившего, бывшего сотрудника ВГТРК Николая Корженевского.

Почему туристы не настояли на отмене полета и переносе экскурсии? Возможно, не хотели потерять деньги или полностью доверились опытному экипажу и технике. Еще одна причина – быстрая смена погоды. От пункта взлета до Курильского озера лететь около 1,5 часов. За это время небо могло затянуть белой пеленой.

Сейчас без вести пропавшими числятся восемь человек, в их числе ребенок 12 лет. Родственники и друзья пока надеются, что они живы; однако, как указывают участники спасательной операции, вертолет находится на самом дне, на глубине 135 м, и шансов обнаружить кого-то ещё выжившим практически не осталось.

Вот такой комментарий оставил друг Кирилла Скварникова на его странице в Instagram: «Кирилл официально числится без вести пропавшим, он был на борту Ми-8 в момент падения».

Судя по странице Кирилла, он много путешествовал, увлекался фотографией и вел свой канал на youtube. 



Трагедии 2021

Из-за пандемии путешествия стали настоящей роскошью, и дело здесь совсем не в деньгах. Из-за закрытых границ многие «распробовали» Россию, отправились в путешествия по отечественным нацпаркам и заповедникам. Однако, упуская важные моменты в планировании или доверяя свою судьбу непроверенным поставщикам услуг, туристы рискуют превратить незабываемый отдых в кошмар.

Трагедия на Камчатке стала далеко не единственным происшествием с туристами в этом году. Первый смертельный инцидент случился прямо в начале сезона. Пятеро туристов отправились покорять вершину Мунку-Сардык Саянских гор, где их настигла лавина. Двое мужчин уцелели, а трое погибли.

В мае в нацпарке «Красноярские Столбы» упал со скалы опытный альпинист. Столбист (так называют на этой заповедной территории любителей полазать по скалам) сорвался в расщелину и погиб.

В июне два катамарана с туристами из Подмосковья перевернулись на реке Кубань в Карачаево-Черкесии. Группа из 14 человек отправилась в сплав самостоятельно, не зарегистрировавшись при этом в МЧС. Результат сплава оказался трагическим: два человека погибли.



Дважды на группы туристов в природном парке «Ергаки» Красноярского края нападали медведи. В результате погибли 16-летний парень, который подрабатывал в турфирме, и 42-летний турист из Москвы.

Так все ли в порядке с безопасностью в туристической отрасли? Не все трагедии случаются по вине туроператоров, частных компаний и простых местных жителей, желающих заработать на путешественниках и сэкономить на чьей-то защищенности. Иногда и сами искатели приключений вступают в конфликт с природой, недооценивая ее мощь. 

«Экология России» предполагает, что в рамках экологического просвещения стоит уделить больше внимания безопасности путешественников и на уровне МЧС, Ростуризма и Минприроды выработать информационные кампании по предотвращению таких ЧП.

Фото: yykkaa – istockphoto.com, правительство Камчатского края, instagram.com/kirman.vid

Еще по теме