Экология В мире
8 ноября 2021

COP26 кончился. Проблемы остались. Какие вопросы повисли в воздухе?

Лидеры более чем сотни стран, принимавшие участие в климатическом саммите COP26 в Глазго, покинули Шотландию, не придя к единому решению касательно повышенных обязательств сокращения выбросов СО2

COP26 кончился. Проблемы остались. Какие вопросы повисли в воздухе?
Фото: pexels.com

По итогам 26-й международной конференции ООН по изменению климата COP26, вопрос сокращения парниковых выбросов повис в воздухе. Никто из стран-участниц саммита оказался не готов брать на себя повышенные обязательства в деле борьбы с загрязнением окружающей среды. Ученые в ужасе воздевают руки к небу и грозят миру климатической катастрофой.

«Просто не верится, сколько раз за последние 40 лет я произносил подобные речи во всех концах света — и всё бесполезно. И на этот раз мне остается только молиться, что встреча докажет: системные перемены давно назрели»,— заявил на церемонии закрытия COP26 принц Чарльз.

Наследник британской короны сказанными словами подвел реальную черту под воздушными замками иллюзий о том, что глобальные изменения климата «рассосутся» сами собой. Эта черта пока не делит мира на «до» и «после», хотя это вопрос времени. Однако не надо умалять достижений участников климатического саммита в Глазго, определенный прогресс в природоохранной повестке всё же присутствует. Мировые лидеры смогли договориться о таких реально важных начинаниях, как:

  • сокращение выбросов метана (да, с оговорками, да, не все подписали, но начало положено);
  • борьба с обезлесением (что очень важно, с учетом активной вырубки лесов и частичной гибели лесного фонда Земли от пожаров).

В чем причины?

Согласитесь, неудачи для климатических мероприятий ООН — не редкость. Предыдущий саммит состоялся в 2015 году в Париже. В финале недельной конференции воодушевленные единением друг с другом, общей картиной в вопросах охраны окружающей среды и располагающей атмосферой еще доковидной столицы непоколебимого духа демократии, красных фонарей и готических соборов, политики подписали рамочное соглашение, которое вошло в историю как «Парижское соглашение по климату». Документ был принят единогласно (подписали все 197 стран-членов ООН!). Заявленная цель данного соглашения — не допустить превышения глобальной среднегодовой температуры на планете к 2100 году более чем на 2°С от доиндустриального уровня и сделать всё возможное для удержания потепления в пределах 1,5°С.

Пережив 2020-й, ученые-климатологи сделали для широкой общественности неутешительный вывод: явки/пароли провалены достичь заявленных целей в перспективе шести лет не удалось. И не спасла человечество даже пандемия COVID-19 с её глобальными локдаунами, когда люди оказались взаперти в четырех стенах, зачастую без возможности даже выйти на улицу пройтись, не говоря уже об активных поездках, полетах и перемещениях. При этом 2021 год стал одним из семи самых жарких за 170 лет наблюдений.

Генсек ООН Антониу Гутерриш высказал предположение, что истинная причина провала в реализации целей Парижского соглашения кроется в патологическом недоверии правительств развитых и развивающихся стран. Экономические-гиганты манкировали обязательствами ежегодно выделять по $100 млрд бедным странам в качестве компенсации за дорогостоящие мероприятия по принудительному сокращению выбросов СО2, хотя именно они (развитые экономики) являются главными виновниками того, что сегодняшняя ситуация с климатом близка к критической. Гутерриш — неумолимый оптимист, который искренне верит в то, что страны, решившие раз в пятилетку пересматривать взятые на себя климатические обязательства, когда-нибудь (может быть к 2025 или 2035 году) начнут это делать ежегодно.

Но проблема не только в них. Вторая причина, по которой вопросы глобального изменения климата никак не перейдут в фазу принятия проблемы — деструктивные действия США. Пока с трибун ООН экономические гиганты пытаются учить развивающиеся страны «как перейти на зеленую экономику и что потом с ней делать», другие, вместо того, чтобы личным примером показывать, как надо этот процесс организовывать, сами по уши погрязли во всякого рода вредных производствах. Президент США Джо Байден, который прибыл на саммит в Глазго как глава Белого дома, вернувший Парижскому соглашению США, а Штатам, соответственно, — климатические обязательства, у себя на родине не смог даже посеять в умы американцев мысль о сокращении количества выбросов CO2 и об утверждении соответствующих повышенных обязательств. За два года президентства демократа, объемы использования угля только растут. В 2021-м показатели прироста оцениваются в 20%. Стоит подчеркнуть, что с 2014 года это первый случай реального увеличения объемов угля, отправившегося в большую американскую топку. Сжигание его, кстати, на 8% повысит показатели США по уровню выбросов парниковых газов.

Государства, у кого денег в госказне меньше, чем у США, или даже существенно меньше, посмотрели на выступавшего Байдена сквозь пальцы. И правда, кого может убедить политик, которого не слышат даже у себя дома?!

ТНК

Не секрет, что главный вред климату на Земле наносят даже не страны с их гипер-развитыми экономиками, а крупные транснациональные корпорации (вот уж кто действительно чадит во все свои 100500 труб). Однако грамотные бизнесмены, осознавая, чем грозит назревающая климатическая чистка, готовы прикинуться едва ли не последними идиотами и рассказывать, что правительства стран, где они являются резидентами, предоставили им не всю или всю, но не до конца, информацию о национальных климатических целях и показателях.

В исследовании, посвященном устойчивому развитию, которое совместно с ООН провела международная консалтинговая компания Accenture, принимали участие более ста глав крупнейших корпораций, опрос проводился среди 1100 топ-менеджеров и руководителей бизнеса. По результатам опроса, лишь один из пяти руководителей (18%) считает, что государство предоставило им всю информацию, необходимую для достижения целей в области устойчивого развития и изменения климата. При этом три четверти респондентов (73%) согласились с утверждением, что их компания занимается реализацией климатической повестки исключительно из-за колоссального давления извне. И чуть больше половины участников исследования (57%) назвали действия по борьбе с изменениями климата для себя приоритетными. Вроде бы какие все сознательные стали, но нет. Причина — в восстановлении бизнеса после пандемии коронавируса.

Смертоносные пропорции

Представители Стокгольмского института окружающей среды и Института Европейской экологической политики в рамках COP26 озвучили не менее интересные результаты еще одного исследования. Углеродный след, который мировое сообщество тщетно пытается минимизировать, производят всего 1% богатейших людей на Земле, а от объемов их СО2 страдают более 50% беднейших.

Дедлайн климатические агентства Европы назначили на 2030 год. Именно тогда люди уже не смогут выделять больше углерода, чем планета способна поглотить и переработать. В противном случае человечество прекратит свое существование. Если представить себе ситуацию, при которой существовала бы возможность (пусть и гипотетическая) перераспределить суммарные выбросы СО2 на каждого взрослого человека, то через десять лет один житель планеты ежегодно загрязнял бы атмосферу 2,3 т углерода. Без возможности увеличить квоту. Но по факту сегодня мы видим ситуацию, когда власть имущие люди превышают эту норму в тридцать раз. Одним из предложений, озвученных климатологами, стало введение «углеродоемких налогов» на роскошь: на огромные виллы, мощные автомобили, особенно раритетные и коллекционные, на полеты в космос по случаю и без и так далее.

Полтора года до декарбонизации

Британские финансовые корпорации пообещали подготовить детальные планы-маршрутные карты по декарбонизации отрасли к 2023 году. Лучше поздно, чем никогда. Что в Соединенном королевстве понимается под термином «углеродная нейтральность» и как правильно на нее переходить, в свою очередь, пропишут в казначействе. Этот этап станет одной из ступеней длинной лестницы, которую британцы склонны называть достижением национальной цели нулевого баланса выбросов СО2 к 2050 году.

В этой связи монархия ставит перед собой поистине грандиозную цель (пожалуй, даже покруче чем во времена Великих географических открытий) — стать первым в истории глобальным финансовым центром с нулевыми парниковыми выбросами. Для этого будут приглашены эксперты, они разработают особые стандарты, чтобы планы финкорпораций соответствовали рассчитанным на их долю усилиям по декарбонизации.

Если же говорить человеческим языком, то ситуация будет такой: вместо финансирования геологоразведки (поиска нового нефтяного месторождения или угольной шахты), деньги отправят на создание/разработку возобновляемых источников энергии. А еще можно одобрить ипотеку. Чтобы британец пошел и построил себе энергоэффективный дом, а не выживал в родовом имении и постоянно мерз в доставшемся по наследству 500-летнем замке-дворце.

Переводя британские грандиозные планы в цифры, всё становится ещё понятнее. Речь идет о 450 компаниях, которые контролируют 40% мировых финансовых активов (около $130 трлн). На текущий момент никто из них не соответствует целям Парижского соглашения по климату. А что будет дальше — вопрос для королевского казначейства.

Порезали уголь

COP26 не прошел бесследно для добывающей отрасли. Причем под раздачу попали не только добыча угля — самая древняя и самая грязная в энергетике, но и предприятия нефтегазового сектора. К концу 2022 США, Канада, Дания, Финляндия и еще 16 стран на государственном уровне прекратят субсидировать угольные шахты, которые находятся за пределами национальных территорий. Перераспределение финансовых потоков произойдет с учетом приоритетных направлений: развития «зеленой» энергетики и альтернативных источников.

Экологи винят во всех бедах тех, кто занимается добычей ископаемых. А все потому, что технологии добычи и перекачки углеродов подразумевает сжигание попутного газа. Защитники окружающей среды требуют применять технологии по улавливанию углеродных выбросов, причем датчики и устройства предполагается устанавливать буквально на каждую трубу. В принципе, реализовать переоснащение процесса добычи углеродов реально, и успешные кейсы уже есть, однако подобные меры требуют серьезных финансовых вливаний, что в ряде случаев нецелесообразно.

Кстати резолюцию проигнорировали в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Китай, Япония и Южная Корея отказались от участия в данном соглашении, хотя в рамках обязательства стран G20, пообещали прекратить финансировать заграничную добычу угля.

Экспертное мнение

Премьер-министра Великобритании Бориса Джонсона сложно назвать экспертом в вопросах изменения климата или охраны окружающей среды. Но политик дал пространный, но крайне подходящий к ситуации прогноз.

«Не стоит тешить себя пустыми надеждами и ни в коем случае нельзя думать, что дело сделано, потому что оно не сделано! Предстоит еще долгий путь. Но, несмотря на все сказанное выше, я испытываю сдержанный оптимизм», — заявил по итогам COP26 хозяин дома на Даунинг стрит.

И все-таки что-то позитивное в итогах COP26 определенно присутствует. По оценке директора Международного энергетического агентства (МЭА) Фатиха Бироля, если крупнейшие мировые державы, развивающиеся экономики и другие страны-участники ООН решат реализовывать все намеченные в ходе климатического саммита шаги и меры, то глобальное потепление будет ограничено в пределах 1,3°С. А, значит, будет соответствовать целям Парижского соглашения по климату.

«Это большой шаг вперед, но нужно еще больше», — резюмировал работу конференции Бироль.

Надо отдать должно, никто в Глазго не стал тратить свое и чужое время на опровержения самого факта изменения климата. Обсуждение было предельно предметным: то, на какие жертвы идти этому поколению, чтобы избежать жертв среди последующих, а также пытались найти спонсора, который это всё оплатит.


Еще по теме