«Зеленая» благотворительность в России пока заметно отстает от других видов меценатства. Каковы перспективы роста таких пожертвований в ближайшее время – разбирался сайт «Экология России» – нацпроектэкология РФ».

Зубр Ярослав – звезда национального парка «Смоленское Поозерье» – в этом году остался «сиротой». Уже несколько лет в парке действует программа «Усыновите зубра». Но в последнее время с усыновителями стало сложно. Почувствовать себя мамой или папой любого из 30 зубров, проживающих в «Поозерье», стоит от 30 до 150 тысяч рублей в год. Размер взноса зависит от того, какую программу вы выберете: индивидуальную, партнерскую, почетную или VIP-опеку.

Программы различаются набором преференций. Например, для меценатов предусмотрены именные сертификаты, льготное посещение нацпарка, участие в мероприятиях, а также размещение рекламы на вольере, публикации в СМИ и социальных сетях.

Однако в этом году парк значительное время был закрыт. Не работали и многие предприятия, в связи с чем отпала и необходимость в рекламе их услуг. В итоге Ярослав остался без попечителей. Впрочем, не особенно лучше дела обстояли и в другие годы, признают сотрудники парка.

«Общеэкономическая ситуация сейчас оставляет желать лучшего. Люди не готовы вступать в такие благотворительные программы, – рассказала сайту «Экология России» – нацпроектэкология РФ» Светлана Богданова, начальник отдела экологического просвещения ФГБУ «Национальный парк «Смоленское Поозерье». –  Кроме того, надо учитывать, что мы находимся в специфическом регионе, в котором нет крупных предприятий, крупного бизнеса – а значит, нет возможностей для инвесторов».

Эксперт отмечает, что опека над животным – очень сложное дело. Люди хотят видеть, кому они помогают, как меняется жизнь их подопечного (на этом, например, построил свою благотворительную программу московский зоопарк). Но тот же Ярослав не приходил в вольер уже несколько месяцев.Фото: vk.com/smolensk_lakeland

Зубры в «Смоленском Поозерье» живут практически в условиях дикой природы. Даже лично выбрать для опеки понравившегося зверя вряд ли получится. В лучшем случае животное можно будет посмотреть по фотоловушкам.

Именно на это и сделали ставку в национальном парке «Сайлюгемский». Здесь предлагают не опекать животных, а… следить за ними. Самый востребованный вид помощи в нацпарке – установка камер видеонаблюдения.

Чаще всего камеры устанавливают туристические компании, которые проводят экскурсии по «Сайлюгемскому». Для них это реклама, ведь каждую фотоловушку украшает логотип компании, которая ее установила. А для парка это дополнительная возможность изучать популяцию животных.

«Главное для нас – это изучение популяции. Поэтому мы делаем акцент на фотоловушках, – рассказала сайту «Экология России» – нацпроектэкология РФ» Валентина Зяблицкая, заместитель директора по экопросвещению ФГБУ «Национальный парк «Сайлюгемский». – Сейчас у нас около 90 камер. Но надо понимать, что порядка 20% из них за год выходят из строя. Пришел медведь, снежный барс – отгрыз антенну – и все. Плюс браконьеры, если они попадают на камеру, они тоже ее стараются уничтожить. Поэтому ловушки нам нужны всегда, мы предоставляем возможность купить фотоловушку – стоит она порядка 28 тысяч».

Самые известные обитатели «Сайлюгемского» – горные бараны и снежные барсы. Именно последние привлекли сюда, на границу с Монголией, хоккейный клуб «Ак Барс».

После того, как хоккеисты из Татарстана поставили в «Сайлюгемском» свои фотоловушки, они получили право первыми смотреть с них видео и узнавать все новости из жизни барсов.Фото: vk.com/altaipark

Итог обеих благотворительных акций: шесть опекунов для зубров за два года в «Смоленском Поозерье» и 20 новых фотоловушек в «Сайлюгемском». Не так много, говорят эксперты – порядка 1% от общего объема финансирования национальных парков.

Впрочем, это не значит, что смоленские зубры останутся голодными, а алтайские барсы – без присмотра. И те и другие находятся на госфинансировании. Другой вопрос, что участие в «зеленой» благотворительности – это еще и способ вовлечения населения в вопросы охраны окружающей среды. А с этим пока в России большие проблемы.

1 процент россиян

Над проблемой вовлеченности россиян в «зеленую» благотворительность несколько лет назад задумались в российском отделении Всемирного фонда дикой природы (WWF).

В организации подсчитали, что только 1% соотечественников вносит вклад в сохранение природных богатств.

«У многих россиян позиция такая: мы наняли наше государство, чтобы оно охраняло наши интересы, сохраняло окружающую среду. Вот пусть теперь государство этим и занимается, – рассказал сайту «Экология России» – нацпроектэкология РФ» Константин Згуровский, советник морской программы WWF. – Но ответственность несут все – и государство, и каждый человек в отдельности».

Чтобы привлечь больше россиян к вопросам охраны дикой природы, WWF запустил специальную кампанию, которую так и назвал: «1% россиян». Ее активными участниками стали российские звезды. Они рассказали о своем опыте помощи дикой природе и призвали россиян следовать своему примеру.

Например, лидер группы «Ночные Снайперы» Диана Арбенина призвала помогать Арктике, телеведущий и журналист Владимир Познер – снежному барсу, рок-музыкант, лидер группы «Мумий Тролль» Илья Лагутенко – амурскому тигру, группа Uma2rmaН – зубру, певица МакSим – Камчатке, а художник Никас Сафронов – лесам.

С момента запуска кампании прошло уже значительное количество времени, но россияне по-прежнему не охотно помогают дикой природе, вынуждены признать в WWF.

Сейчас на сайте фонда несколько актуальных компаний: например, на защиту первозданных лесов (собрано 30% от необходимой суммы), на охрану дальневосточного аиста (собрано только 13%), на безопасный дом для белого медведя (собрано всего 7%) и на спасение самшита на Кавказе (собрано 3% средств).«Что касается частных взносов – для меня был очень показательный пример, когда мы собирали деньги против дрифтерных сетей, которые еще называют «стенами смерти», – рассказал Константин Згуровский. – Никакой поддержки, кроме рыбаков, у которых была своя заинтересованность в этом вопросе, мы не почувствовали. В этих сетях гибнут тысячи животных и птиц, но это оставляет людей равнодушными. Если сбор средств идет на какого-то конкретного дельфина, попавшего в беду, здесь люди отзываются активнее».

По данным, размещенным на сайте фонда, в 2019 году россияне пожертвовали через WWF на защиту природы 959 400 000 руб. Казалось бы, это огромная сумма, но она в десятки раз меньше, чем собирают аналогичные фонды, например, в Англии или Нидерландах.

«В Нидерландах очень большой процент людей поддерживает WWF, – рассказал Константин Згуровский. – Поэтому эта маленькая страна собирает столько денег, что WWF там может себе позволить помогать даже другим странам, например, Индонезии. В России же пока такие сборы не обеспечивают даже первостепенные нужны внутри страны».

Копейка рубль бережет

Основные меценаты фонда сегодня – это частные лица. «Вход» в мир помощи дикой природы свободный. Вот только посетить его хотят далеко не все.

«Люди всегда охотнее жертвуют деньги на собачку или кошечку, потому что они им ближе, с ними человек каждый день сталкивается в своей жизни, – отмечает Згуровский. – Но если говорить о глобальных проектах, то здесь сбор средств идет значительно труднее».

Сохранение дикой природы – не самое дешевое дело, признают в WWF. Но и население России – одно из самых многочисленных в мире. А это значит, что все вместе россияне могут реализовать любой масштабный проект.

Например, накануне нового 2021 года фонд собирает средства на защиту северного оленя. На разработку рейдового маршрута, обучение экологических волонтеров, формирование и оснащение антибраконьерских бригад и просветительскую работу потребуется 4,5 млн рублей. Пока собрано меньше половины.

Чтобы объяснить, как важен даже самый маленький взнос (а он в WWF начинается от 100 рублей), фонд сделал специальные расчеты. Из них следует, что для того, чтобы обеспечить целый месяц работы инспектора «Медвежьего патруля» в Арктике, достаточно всего 15 взносов.

Кроме того:

  • 900 рублей стоит набор простых инструментов (рулетка, топор, лопата, спички, бутылка воды и пр.) для работы лесного инспектора;

  • 2000 рублей – стоимость бензина для суточного рейда антибраконьерской бригады в заповеднике;

  • 50 000 рублей стоит бензогенератор для обеспечения электричеством удаленных кордонов;

  • 100 000-150 000 рублей стоит автоматическая метеостанция для регистрации климатических параметров в местах наблюдений за климатом (например, в заповедниках).

Топор, канистра бензина или участие в метеонаблюдениях – это не просто абстрактные вещи, объясняют в фонде. Это реальная возможность помочь конкретному животному. А еще это шанс сделать лучше свою собственную жизнь.

Помоги природе – помоги себеС 2012 года исследовательский центр «Институт Земли» при Колумбийском университете составляет рейтинг стран по уровню счастья. Один из показателей, которые учитывают ученые, называется «Великодушие».

Чтобы оценить великодушие жителей разных государств, социологи задают им два вопроса: «Жертвовали ли вы деньги на благотворительность хотя бы раз за последний месяц?» и «Участвовали ли вы в волонтерских проектах хотя бы раз за последний месяц?».

На первом месте этого рейтинга – Индонезия. 68,7% опрошенных жителей этой страны сказали, что жертвовали деньги в последний месяц, 38,8% – были волонтерами.

Россияне по уровню великодушия пока на 98-м месте. Согласно последним данным, 10,1% помогали кому-то деньгами, 17,5% были добровольцами.

Благотворительность как имидж

Вторая группа жертвователей (кроме частных лиц) – это компании и благотворительные организации. Однако далеко не всем разрешено помогать природе. 

«Наша принципиальная позиция – мы не берем денег у тех компаний, которые вредят природе или здоровью человека, – рассказал Константин Згуровский. – То есть это нефтяные деньги, деньги майнинговых компаний. Мы также не берем деньги у компаний, которые производят сигареты или алкоголь».

Еще одна особенность корпоративной благотворительности в России кроется в структуре ее экономики, говорят эксперты. Россия – до сих пор сырьевая страна, в идеологии которой лежит потребление. Отдавать что-то взамен в России не привыкли.

Увеличение доли бизнеса в «зеленой» благотворительности – важная задача государства, считают эксперты. Кроме того, само государство может в перспективе получить от этого ощутимую выгоду.

Чтобы привлечь «зеленых» инвесторов, власти нужно прежде всего пересмотреть нормативно-правовое регулирование деятельности НКО. Например, у нас до сих пор нет понятия «общественная польза» – статус, который в Европе позволяет проводить многие процедуры по упрощенной схеме. 

Во-вторых, государство может стимулировать крупные компании заботиться о природе путем льготного налогообложения. В отличие, например, от США и Германии, где благотворители получают налоговый вычет. Или Канады, где они не облагаются налогом на доход.

Во многих странах именно государство становится драйвером благотворительного движения. К числу механизмов, которые стимулируют людей помогать другим, относятся национальные лотереи с отчислением части прибыли в пользу благотворительных организаций, а также государственное софинансирование пожертвований.

Наконец, прямая обязанность государства в вопросе поддержки благотворительности – это развитие культуры и инфраструктуры филантропии. Один из инструментов – это информационные кампании и конкурсы, которые повышают доверие к благотворительным организациям. Кроме того, необходимо упростить схемы пожертвований в России.

Помощь – это не только деньги

Впрочем, помогать дикой природе можно не только деньгами, но и добрыми делами. Этому способствовал и 2020 год: режим самоизоляции задал новый тренд в сфере благотворительности – она стала все больше уходить в формат онлайн.

Например, Кроноцкий заповедник в 2020 году даже объявил о наборе онлайн-волонтеров по нескольким направлениям деятельности: дизайну и макетированию, связям с общественностью и маркетингу, информационным технологиям, переводам и редактированию.Фото: vk.com/kronoki

Переводы текстов (например статей сайта на иностранные языки) – одно из самых популярных направлений дистанционной добровольческой помощи для ООПТ, рассказали в заповеднике «Черные земли». Кроме того, от добровольцев на удаленке с удовольствием примут помощь в виде продвижения самого сайта. Также нужны рисунки, которые могли бы украсить объекты инфраструктуры и экологические тропы.

С удовольствием примут подарки к Новому году и в «Смоленском Поозерье». Помочь можно деньгами (купить корм для животных), руками (поучаствовать в восстановлении святого источника Серафима Саровского и вольера для лошадей Пржевальского), а также мозгами – идеи для онлайн помощи можно посмотреть на сайте в разделе «Поддержать».

«Я очень надеюсь, что у «зеленой» благотворительности есть будущее, – поделилась Светлана Богданова, начальник отдела экологического просвещения ФГБУ «Национальный парк «Смоленское Поозерье». – Потому что все больше людей сегодня задумываются: что останется после меня».

Идейных и ответственных волонтеров ждут и в «Сайлюгемском». Работы всегда много, сил сотрудников не хватает. Нацпарку очень нужны творческие люди, которые умеют работать с детьми, например, придумывать квесты, организовывать фестивали и так далее.

Поделиться

Другие истории

Все истории



Все мнения