17 января 2021 года Лапландскому государственному природному биосферному заповеднику исполнился 91 год. Из них 37 лет на ООПТ работает Сергей Шестаков. Он прошел путь от лесничего (старшего инспектора) до директора и сегодня знает все об особенностях четвертого по величине заповедника в Европейской России – сказочного места на Кольском полуострове, в 170 километрах на север от полярного круга, где живет Дед Мороз.

Лапландский заповедник вошел во Всемирную сеть биосферных резерватов ЮНЕСКО в 1985 году. Это уникальный случай для всего мира, когда природная территория и производство, расположенные в непосредственной близости, взаимодействуют и показывают пример достижения цели биосферного резервата.

– Сергей Владимирович, расскажите, чем Лапландский отличается от других заповедников? 

– Заповедник появился, когда здесь не было следов человека, а развитие промышленности на Кольском полуострове только начиналось. Однако и сегодня нам удалось сохранить природу в ее первозданном состоянии. Представьте, в семи километрах от границы заповедника, в городе Мончегорске, расположена производственная площадка ПАО «ГМК «Норильский никель». На сегодняшний день это самое крупное в России производство цветных металлов. Так вот, с 1985 года Лапландский заповедник и промплощадка Мончегорска представляют Лапландский биосферный резерват. Огромная охраняемая природная территория и крупнейшее производство расположены в непосредственной близости на протяжении уже десятков лет, и это явление уникальное!

– Давайте вспомним имена тех людей, без которых почти вековая история заповедника была бы совсем другой.

– В первую очередь это, конечно, Герман Михайлович Крепс – человек, без которого Лапландского заповедника просто не было бы. Будучи первым ученым-экологом на Кольском полуострове, он добился основания заповедника и стал его первым директором. В первый же год работы заповедника свои имена в историю вписали Иван Кондратьев и Александр Ферсман, сохранив ООПТ после открытия месторождений медно-никелевых руд. Огромного внимания заслуживает легендарный Олег Семенов-Тян-Шанский, посвятивший научной жизни и составлению фотолетописи Русской Лапландии 60 лет жизни. Восстанавливал ООПТ после временного присоединения Лапландского к Кандалакшскому заповеднику Анатолий Хохлов. Именно под его руководством в 1970–80-х годах прошла реконструкция Чунозерской усадьбы, были построены новые дома и автодорога. На счету Ольги Макаровой, старшего научного сотрудника, не только изучение крупных хищников, но и популяризация заповедника – на телевидении она вела передачу «Край морошковый». Идея увеличения площади заповедника принадлежит орнитологу Анатолию Брагину. А включения Лапландского заповедника во Всемирную сеть биосферных резерватов в 1985 году добился Евгений Панкратов. Про каждого хочется рассказать, но, боюсь, и целого выпуска не хватит, чтобы уместить имена всех, кто работал на благо заповедника.

– В 2019 году в управление Лапландскому заповеднику переданы нацпарк «Хибины», еще ранее – Туломский заказник. Что изменилось с расширением географии?

– В 2011 году нам передали под охрану природный заказник «Туломский». А в апреле 2019 года в управление мы получили нацпарк «Хибины». Теперь общая площадь наших особо охраняемых природных территорий составляет 397 тысяч гектаров. При этом в непосредственной близости проживает более 200 тысяч человек и работают крупнейшие промышленные предприятия – Кольская ГМК, Кировский филиал ФосАгро, Северо-Западная Фосфорная Компания. Такая «география», конечно, диктует особые требования к работе ООПТ. Поскольку рядом с заповедником расположено несколько городов, обеспечение охраны заповедной территории требует больших усилий и ресурсов. Близость промышленности определяет необходимость проведения широкого спектра научных исследований и экомониторинга, в том числе краснокнижных видов животных. Национальный парк «Хибины» обладает огромным потенциалом для развития экологического туризма, причем не только на ООПТ, но и на прилегающей территории – вокруг озер Имандра и Умбозеро. Сейчас мы составляем план развития парка на пять лет с подробными расчетами необходимых ресурсов, так как ранее такого документа не было. Часть средств на его разработку выделил «Норильский никель», но задача осложняется тем, что в России нет специализированной организации, которая бы занималась подобными работами. Любые задачи можно решить, если есть квалифицированные специалисты и решен вопрос финансирования. Пока средства для организации работы парка, к сожалению, не выделялись. Хотя, например, надежная техника нужна уже сегодня, ведь в условиях арктической зоны оперативная группа ООПТ преодолевает в день более 200 км, это возможно только на снегоходах. Поэтому мы надеемся получить от Минприроды ответ на наши обращения в ближайшее время и предлагаем совместно обсудить организацию работы нацпарка «Хибины». 

– Какими результатами работы заповедника в области охраны животных вы гордитесь?

– Сегодня на территории заповедника обитает единственная в Баренцевом регионе охраняемая западная популяция дикого северного оленя, занесенного в Красную книгу и Мурманской области, и России, численностью около тысячи животных. Принимая во внимание близость промышленных объектов, последние 30 лет мы проводим авиаучет этого вида каждое десятилетие, причем на внебюджетные средства. Жители близлежащих городов ведут активный образ жизни (многие катаются на снегоходах, квадроциклах),  и задача заповедника в этих условиях – в том числе гарантировать сохранение редкого вида. В зимний период в заповеднике также концентрируются лоси, здесь они находятся в безопасности. Реки становятся «родильным домом» для кумжи, благодаря чему этот вид благородного лосося по-прежнему обитает в бассейне озера Имандра.

– Какие проекты ООПТ можно выделить в научно-исследовательской сфере?

– Особое внимание уделяется инвентаризации биоты заповедника, которая началась в 2003 году и продолжается сегодня. К этой работе мы привлекаем не только нашу команду, но и внештатных сотрудников – ученых из вузов и институтов РАН. За последние годы были составлены списки видов печеночников, листостебельных мхов, лишайников, проходили исследования биоразнообразия миксомицетов, моллюсков, пауков. В настоящее время фокус с инвентаризации смещен на повышение степени изученности насекомых заповедника. По итогам полевых работ 2019 года энтомологи составили список жуков заповедника: собрано 267 видов из 52 семейств. К весне 2020 года научный отдел готовит допотчет видового состава фауны двукрылых, жесткокрылых, перепончатокрылых насекомых основных экосистем ООПТ. И конечно, мы продолжаем вести фенологические наблюдения, причем некоторые из них фиксируются с 1930 года! На основе этих данных ежегодно формируется Календарь природы Лапландского заповедника.

– Чем заповеднику могут помочь волонтеры?

– Лапландский заповедник всегда рад добровольцам. Нужно обустраивать экотропы, оборудовать места отдыха, ремонтировать фасады зданий. А в прошлом году мы открыли для себя и интеллектуальное волонтерство – люди помогали в научной работе, фотографировали природные объекты, разрабатывали интересные экскурсии, продвигали заповедник в соцсетях. Причем помочь в реализации таких задач можно и дистанционно. С 2016 года в рамках экологического марафона «ПонесЛось» компании ПАО «Норильский никель» заповеднику помогают корпоративные волонтеры. К нам приезжают добровольцы и из других стран – Белоруссии, Грузии, Кореи, Японии, США и Африки. Так, например, уже четыре года нам помогают ребята из международной организации W-CARP в рамках программы Kola Project. Кроме того, в 2019 году Лапландский заповедник посетили энтузиасты из шести регионов России, отобранные Русским географическим обществом и сервисом «Гудсерфинг». Они в том числе занимались обустройством саамской экспозиции под открытым небом «В краю летучего камня», посвященной жизни коренного населения Кольского полуострова. 

– Добровольческое движение влияет на число посетителей?

– Волонтеры помогают нам популяризировать заповедник в соцсетях, благодаря которым о нас узнают все больше людей. Сложно подсчитать, повлияли ли волонтеры на посещаемость, но число фолловеров у заповедника точно увеличилось. Ежегодно заповедник посещают около 5000 человек. В зимнее время это чаще жители нашего региона, в летний сезон – гости из Москвы, Санкт-Петербурга. С декабря по январь на Чунозерский кордон всех манит Дед Мороз и его сказочные помощники – усадьба наполняется детьми в возрасте от 3 до 15 лет. Это самые напряженные месяцы, количество посетителей превышает 3000 человек. В этом году в Центральной России почти не было зимы, поэтому туристы стремились на Кольский полуостров, в том числе в Лапландский заповедник, чтобы увидеть белый снег, погулять на снегоступах.

– Какие шаги необходимо предпринять для развития экотуризма в Мурманской области и на территории заповедника?

– Экологический туризм – это особый контакт с природой, который позволяет осознать величие природного наследия. А если говорить об экотуризме на ООПТ, то такой контакт дает возможность понять всю ценность данной охраняемой территории и почувствовать причастность к ее сохранению. Необходимо разработать стратегию развития туризма с отбором приоритетных направлений и интеграцией всех заинтересованных сторон. Долгосрочный план должен охватывать все области деятельности: от создания и развития инфраструктуры до маркетинга территории. Сегодня для устойчивого развития туризма в Лапландском заповеднике в первую очередь требуются ресурсы: человеческие, финансовые и материальные. Думаю, очень важно, чтобы посетителям у нас было не только интересно, но и комфортно. Поэтому необходимо разработать комплекс услуг: от навигации на автодороге и базовых инфраструктурных объектов до качественных экскурсий и развлекательных программ.


По материалам журнала Минприроды России «Государственное управление ресурсами

Фото: vk.com/laplandzap

Поделиться

Другие истории

Все истории



Все мнения

Последние новости