В Красноярске в акватории реки Енисей образовалось «кладбище» заброшенных кораблей. Старые дебаркадеры, баржи и даже плавмастерская пришвартованы на острове Молокова, практически в самом центре города. На первый взгляд кажется, что проблемы нет – суда могут простаивать на реке до периода навигации. Но стоянка затянулась на долгие годы, и красноярцам стало понятно – ржавеющие корабли никто забирать не собирается.

Накануне проблему в очередной раз озвучил в социальных сетях депутат местного Горсовета Константин Сенченко. Он уже четыре года пытается добиться от контролирующих органов конкретных действий. Собственников ржавых барж находят, штрафуют и даже пытаются обязать убирать свои корабли. Но гарантий, что на месте старого металлолома не появится новый, никто не дает.

«Удалось убрать большую часть судов. Принудили собственников, но есть те, которые не сдаются. Несмотря на штрафы, проверки, исполнительные производства, владельцы не шевелятся. Все это непригодно для дальнейшего использования, починить нельзя, можно утилизировать, что-то сдать в металлолом, в общем разобрать и вывезти, но пока это «добро» так и остается», – написал Сенченко.

Сайту «Экология России» – нацпроектэкология РФ» депутат пояснил, что история с кораблями очень запутанная. По истечению времени понятно, что суда не подлежат дальнейшему использованию. Но собственникам гораздо удобнее просто бросить судно, чем тратить время и ресурсы на его утилизацию.

«Кораблей много, но сложно разобраться, какие из них уже не будут ремонтироваться. Я писал везде – в прокуратуру, в пароходство, в Минприроды. Все по кругу меня гоняют. Никто не может разобраться, что с этим делать. На Дальнем Востоке тоже такая проблема есть, но там кораблей на порядок больше. Тем не менее, это общая беда не только морей, но и рек», – сказал он.

Экологи неоднократно говорили, что ржавеющее железо и оставшееся в кораблях горючее медленно наносят ущерб экологии реки. Со временем суда начинают уходить под воду, где остаются на долгие годы.

«Большая проблема – затопленные в реках и озерах корабли и машины. В них опасно не столько железо, сколько нефтепродукты – топливо и масла, которые остаются внутри и при разрушении корпусов могут привести к опасному загрязнению», – рассказал главный научный сотрудник Института водных проблем РАН Михаил Болгов.

Загрязнение происходит не быстро, со временем металл начинает гнить и из герметичного отсека начинают вытекать струи нефтепродуктов.

«Попадание даже одной тонны нефти в реку чревато серьезными последствиями. Лучше сейчас потратиться на устранение опасных «утопленников», чем потом тратить колоссальные деньги на восстановление водоемов», – считает новосибирский эколог Сергей Пащенко.

Затопленные корабли приводят и к механическому засорению водоемов. Плавсредства создают препятствия течению рек, к тому же представляют угрозу для других судов.

Генеральная чистка затонувших кораблей началась на Дальнем Востоке. Пилотным регионом станет Магаданская область, где в бухте Нагаева со дна поднимут четыре корабля.

Фото: facebook.com/senchenko.konstantin

Поделиться





Все мнения