146,2 млрд рублей – именно такая сумма, самая крупная в истории компенсаций за природоохранные нарушения в постсоветской России, была недавно выплачена «Норильско-Таймырской энергетической компанией» (НТЭК, «дочка» «Норникеля»).

Вице-премьер Виктория Абрамченко сообщила, что деньги направят на экологические проекты в Сибирском макрорегионе, поскольку такая сумма слишком велика, чтобы отдать ее только одному Норильску или даже только одному Красноярскому краю.

Однако эксперты, собравшиеся вчера в клубе «Экологии России» в социальной сети Clubhouse, оказались не согласны с таким «размазыванием» средств.

Как рассказал эколог, гидрогеолог и экоблогер Георгий Каваносян, он проводил в Норильске независимое расследование случившегося и до сих пор пристально следит за ситуацией.

«Нефтеразлив в Норильске – переломная точка в нашей стране, которая показала потенциальным загрязнителям, что природа стоит денег, и в этом плане ситуация, конечно, позитивная. С другой стороны, восстановление там будет идти много лет, если не десятилетий, и затраты на него будут огромные. Поэтому вопрос «куда потратить деньги» я бы рассматривал с точки зрения «куда их потратить, если они останутся», – подчеркнул Каваносян. 

С ним согласен и Василий Яблоков, руководитель климатического проекта Greenpeace в России. По мнению эксперта, формально устранить последствия, то есть снизить уровень загрязнения в воде и почве ниже ПДК (предельно допустимой концентрации – прим. ред.) – лишь верхушка айсберга.

«Нужно говорить о реабилитации всей экосистемы, о том, что в реках должна снова появиться рыба, что должно восстановиться поголовье пострадавших северных оленей, должны восстановиться почвы, и так далее», – перечислил Яблоков.

Он привел в пример печально известную аварию танкера «Эксон Вальдез», которая произошла 23 марта 1989 года у берегов Аляски. Авария считается одной из наиболее серьезных техногенных катастроф в мире. Несмотря на прошедшие десятилетия и огромную проделанную работу, экосистема на пострадавшем участке побережья не в порядке до сих пор.

Яблоков также подчеркнул, что, хотя Росприроднадзор рассчитал ущерб по максимуму, в мире и в России существуют прецеденты, когда комплекс мер по реабилитации природы выходит дороже, чем изначально посчитанный ущерб. И государству приходится не только не тратить этот штраф на какие-то посторонние нужды, а еще и доплатить, чтобы закончить работу по спасению природы.

Идею, с которой согласились остальные эксперты, «подкинул» посол Доброй воли ООН, председатель Всероссийского общества охраны природы, депутат Госдумы РФ Вячеслав Фетисов. Если какие-то средства от огромного штрафа останутся, он предлагает направить их на очистку рек и озер.

«В национальном проекте «Экология» заложены средства на снижение уровня загрязнения только Волги и Байкала, а между тем, есть много других водоемов, которые требуют пристального внимания», – сказал корреспонденту «Экологии России» Фетисов. Действительно: в Красноярском крае, кроме пострадавшей от аварии Пясины, более двадцати относительно крупных рек (включая огромные Енисей и Ангару), и все они довольно сильно загрязнены. 

С перспективой «размазать» средства по всей Сибири категорически не согласен Сергей Шахматов, заместитель председателя комиссии по охране окружающей среды и формированию здорового образа жизни Красноярского городского совета депутатов. 

«Раньше, если загрязнитель выплачивал компенсацию ущерба окружающей среде, она делилась на три части: часть в муниципальный бюджет, другая в региональный, ну и Москве немного. Недавно же закон изменили, и теперь все штрафы уходят в федеральный бюджет. Считаю это несправедливым. Где ущерб, там и деньги должны оставаться, логично?» – отметил Шахматов.

Елена Пензина, депутат Законодательного собрания Красноярского края, также заверила, что большинство ее коллег-депутатов считает: средства должны быть потрачены на Норильск.

«Я была в Норильске с комиссией депутатского расследования, и честно скажу, я там увидела какой-то фильм ужасов. Предприятие, которое разлило топливо, беспардонно использовало то наследие, которое осталось с советских времен. Ни модернизировать свое оборудование, ни вкладываться в сам город не считали нужным. Там же многие вещи на ладан дышат. Последовавшая авария – просто закономерный результат такого поведения», – возмутилась Пензина.

«Я бы тоже потратил часть средств чисто на сам город Норильск: когда я там был, увидел довольно плачевную картину: бетонные коробки домов, разбитые дороги, наспех сколоченные деревянные мостки и огромные лужи, по которым «плавают» люди, никаких ярких красок», — согласился с депутатом Георгий Каваносян.

Поделиться





Все мнения