Новости


Резонансная тема мусоросжигающих заводов и приравнивания сжигания отходов к утилизации подогрела дискуссию на форуме-выставке "Чистая страна" в московском технопарке Сколково. Есть ли более приемлемые альтернативы? Глава Минприроды Дмитрий Кобылкин и специальный представитель Президента по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта Сергей Иванов считают, что на сегодняшний день их нет. 

Серьезные дебаты разворачиваются в последнее время вокруг законопроекта, в который недавно были внесены поправки, уравнивающие сжигание мусора с утилизацией. Несмотря на критику, звучащую в адрес этой инициативы, закон вместе с поправками был принят Государственной думой РФ в третьем, окончательном, чтении 18 декабря. Однако, как подчеркнул Сергей Иванов накануне принятия законопроекта, речь идет только о тех случаях термической обработки, когда в процессе вырабатывается тепло и электроэнергия, которую можно использовать. 

"Если просто сжигать и ничего не делать – то это, конечно, не переработка. А если сжигать с выработкой нового продукта в виде энергии или тепла  – то, на мой взгляд, это переработка. И во всем мире так и считается", – заявил Сергей Иванов, выступая во вторник на расширенной коллегии Минприроды в Сколково, где подводились промежуточные итоги нацпроекта "Экология".

Закон вводит понятие "энергетическая утилизация". Знак равенства между двумя процедурами вызывает у многих опасения, что утилизация в привычном значении этого слова со временем будет вытеснена более экономически выгодным сжиганием.

Выступая на форуме "Чистая страна", Дмитрий Кобылкин, однако, подчеркнул, что закон разрешает сжигать только то, что осталось после извлечения полезных компонентов: "То, что мы хотим сегодня внедрить в законодательство, это не дать сжигать на мусоросжигании полезные фракции. То есть выделить максимально то, что можно пустить во вторичную переработку. Вот эта наша основная задача"

Однако для многих проблемой являются сами предприятия по производству энергии из отходов и процесс сжигания. Глава Минприроды признался, что он сам поначалу был не в восторге от идеи мусоросжигания. Однако изучив вопрос, пришел к выводу, что это наименьшее из зол.

"Давайте просто порассуждаем. Вот те "хвосты", которые невозможно переработать и невозможно ничего из них произвести. У нас с вами два варианта: или их сжечь, или их захоранивать. Если мы будем их захоранивать на полигонах, мы в принципе закладываем мину для наших детей, для наших внуков, для нашего будущего поколения, которые, в свою очередь, столкнутся с такой же проблемой, с которой столкнулись москвичи, Московская область. Важно понимать, что, когда мы на полигоны размещаем "хвосты", рано или поздно будет возгорание свалки. Возгорание свалки и выброс диоксида водорода. Во-первых, кратно превышает годовой выброс с мусоросжигающего завода. А эти процессы, на мой взгляд, неизбежны на свалках, несмотря на то, как мы их охраняем и как мы готовы их тушить", — пояснил Дмитрий Кобылкин свою точку зрения.

В том же ключе рассуждал и Сергей Иванов: "Со стороны противников строительства мусоросжигательных заводов часто приводится аргумент, что будет образовываться зола, которая токсична. Да, будет. Около 1% от того, что сжигается. Так что лучше, я задаю контрвопрос, огромное количество несжигаемого мусора, который невозможно переработать? Что его — на полигон? А потом ждать пожара? Или лучше 1% захоранивать? Захоранивать, конечно, с умом. Но слушайте, если мы научились ядерные отходы безопасно утилизировать, химоружие уничтожили, неужели мы золу не сможем грамотно утилизировать и захоронить?"

Иванов также отметил неконструктивность критики идеи строительства мусоросжигательных заводов. Конструктив – это когда предлагаются альтернативные варианты. "Вы не стройте, пожалуйста, мусоросжигательные заводы, а вместо этого 50% твердых коммунальных отходов утилизируйте вот так. Но об этом не говорится. Просто не стройте и все. А что делать с огромной массой твердых коммунальных отходов? Одна Москва в год производит 20 млн тонн только бытовых отходов", – отметил специальный представитель Президента. 

В то же время Иванов сделал акцент на необходимости проведения публичной экологической экспертизы для таких объектов. Без такой экспертизы строительство невозможно, по его мнению. При этом с людьми надо работать, спокойно все объяснять. Более того, в экологии, вообще ничего не может быть секретно заключил Сергей Иванов.

 






Экспертное мнение
Все мнения

Документы

Все документы