В конце лета коренные малочисленные народы Севера, проживающие на территории Красноярского края, получили ошеломляющее известие. Традиционная рыбалка в реке Пясина для них будет запрещена в 2022 году. Вылавливать северную рыбу – нельму, муксуна, ряпушку – теперь смогут только ученые «в научно-исследовательских целях». Допустимый объем отлова составит 71,45 т.

Люди восприняли эту новость плохо, рассказал «Экологии России» председатель «Ассоциации коренных малочисленных народов Таймыра Красноярского края» Григорий Дюкарев. На одной из встреч представительница северной общины не смогла сдержать слез от известий, что весь следующий сезон ее народ должен как-то провести без рыбы. 

«Коренные народы отличаются тем, что, несмотря на полукочевой образ жизни, стараются не мигрировать в другие регионы. Их связь с родными местами прочная, большинство живут в тех же самых поселках, где они родились. Их жилые домики даже передаются по наследству, никто из них не работает вахтовым методом», – объяснил он. 

Забрать квоты на рыбалку в реке у малочисленных народов на Таймыре предложил Красноярский филиал научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии. Озеро и река с одинаковым названием Пясина «прогремели» на всю страну после разлива нефтепродуктов из резервуара ТЭЦ-3, принадлежащего «Норникелю». Авария стала крупнейшей для России за 26 лет. Нефтепродукты в больших объемах попали в местные водоемы. 

«На мой взгляд, причины запрета две. Первая связана с тем, что рыбы из-за разлива нефтепродуктов в реке нет. Хотя сами представители коренных народов говорят, что ее просто стало меньше, но она есть. Рыбный промысел идет. Вторая причина связана с тем, что на Пясине давно не проводились научные работы, которые должны определить общий допустимый улов рыбы. Последний раз они были в 2005 году. Большая Норильская экспедиция работала по этому бассейну, а также представители ВНИРО. Но тем не менее, нужно не запрещать промысел, а выделять средства и проводить нормальные исследования», – объяснил эксперт. 

Рыбы, по свидетельствам опытных рыбаков, даже в Енисее становится меньше. Местные не исключают, что из-за потепления она стала уходить вглубь водоемов, поэтому и не попадается на удочку в большом количестве. 

Григорий Дюкарев уверен, что из-за запрета пострадает быт малых народов. Эти люди живут очень скромно и никогда не берут у природы «лишнего». Прежних квот им хватало, чтобы поддерживать жизнь в поселках. Теперь же им предлагают рыбачить в других водоемах под Норильском. Но водоемы эти находятся слишком далеко от привычных мест – ближайшие в 700 км. 

«Они находятся на большом расстоянии, нет данных, что в этих реках водится. Вообще непонятно, на каких данных институт основывается, чтобы мы рыбачили в этих реках», – прокомментировала председатель общины Арылал Марита Эйдугей. 

Несмотря на запрет, люди все равно будут рыбачить в Пясине, уверен Григорий Дюкарев. 

«Им больше еду взять негде, они вынуждены будут ловить. Но инспекции, которые обеспечивают контроль за биологическими ресурсами, если разрешений на вылов нет, начнут штрафовать наших земляков. А им просто нужно как-то выжить. Мы уже обратились в федеральные ведомства, чтобы квоты были предоставлены», – добавил он. 

Зачем науке понадобилась треть потенциального улова малочисленных народов, пока является большим вопросом и для нас, и для самих общин. Северяне надеются, что «больная» для них тема скоро решится, ведь на одном оленеводстве «далеко уехать» не получится.  

«В Хатанге оленье поголовье падает и многие перебираются со своими оленями в Якутию. Меры социальной поддержки оленеводов в Якутии лучше, чем в Красноярском крае. У нас компенсация, которую получают оленеводы, составляет 8 тыс. рублей, а в Якутии заработная плата более 40 тыс. рублей», – объяснил он.

Кто точно пока не откажется от оленьих пастбищ, так это ненцы, которые живут на Енисее. Они живут ближе к «цивилизации» и при необходимости могут выехать в Дудинку.

Фото: ttelegraf.ru

Поделиться




Все мнения