Экология
23 февраля 2021

Заповедный спецназ: как самые мужественные отряды защищают природу от браконьеров

В России есть такая работа – природу защищать. Иногда за редких животных, птиц и рыб в прямом смысле приходится сражаться. Занимаются этим в нацпарках и заповедниках специальные оперативные группы. Вооружившись пистолетами, наручниками и газовыми баллончиками инспекторы отправляются в путь, который иногда длится неделями. Кого и что они встретят на пути – никто не знает. Это может быть одиночный браконьер или целая группа «черных» охотников, потерявших страх перед законом. Как лесные «спецназовцы» охраняют российские природные богатства – в материале сайта «Экология России» – нацпроектэкология РФ».

МЕДВЕЖЬИ ЛАПЫ И ДРАГОЦЕННАЯ НЕРКА

Благодаря закрытым границам и travel-блогерам Камчатка со своей уникальной природой в 2020 году «прогремела» на всю Россию. Если раньше это место считалось далеким и недосягаемым, то теперь путешественников не пугают ни дальние расстояния, ни суровый климат. Люди готовы терпеть многочасовые перелеты, чтобы искупаться в горячих источниках, посмотреть на медвежью рыбалку и сфотографироваться рядом с вулканами.

Фото: Natalia_Kollegova – pixabay.com

Туристическая нагрузка на Кроноцкий заповедник на Камчатке растет с каждым годом. Прибавляется работы и у оперативного отряда ООПТ. Их задача – не только ловить браконьеров, но и пресекать любые нарушения. Вдруг кто-то из посетителей решит развести костер или припаркует автомобиль в неположенном месте.

Опергруппа в заповеднике начала работать в 2007 году.  Сначала в нее входили пять человек, а потом коллектив вырос до десяти.

«Наши ребята разбиваются по группам, а затем проводят патрулирование на юге Камчатки, в Корякском заповеднике. Все сотрудники физически выносливы, им приходится много ходить пешком, походы могут длиться месяцами», – рассказал сайту «Экология России» – нацпроектэкология РФ» замдиректора по охране, руководитель службы охраны заповедных территорий Кроноцкого заповедника Владимир Халманов.

Напряженных периодов на Камчатке много. Зимой ведется незаконная охота на баранов и медведей, а летом активизируются любители рыбалки.

Работа у заповедных спецназовцев хоть и непростая, но пока не было ни одного случая с пострадавшими сотрудниками. Напротив, нарушителей с каждым годом становится все меньше – люди начинают ценить природу.

Фото: mnr.gov.ru

Некоторые браконьеры поразили защитников природы своей жестокостью – один такой случай Владимир Халманов запомнит надолго. В начале работы спецгруппе удалось задержать двоих охотников, при себе у них было восемь медвежьих лап. Тела животных сотрудники нашли позже, а нарушителей наказали по закону.

«У нас были жесткие задержания, попадались агрессивные браконьеры. Но с грубыми нарушителями приходится работать, приводить их в чувство. В последние годы они понимают, что сделали не так и пытаются сдерживать себя», – пояснил собеседник.

Спецотряду часто приходилось слышать в свой адрес оскорбления и даже угрозы. Браконьеры прикрывались высокопоставленными знакомыми полицейских или прокурорами.

«Но с инспекторами трудно договориться – они патриоты и фанаты своей работы», – объяснил руководитель.

Свой коллектив Владимир Халманов считает очень дружественным. В группах работают даже родные братья. Секретом успеха своей команды он считает правильный настрой на работу. Говорит, что заповедное братство у настоящих мужчин в крови.

ПОПАСТЬ ПОД ОБСТРЕЛ

Свой спецотряд есть и в Воронежском заповеднике. Он немного больше, чем на Камчатке – в него входят 13 человек.

«Мы отвечаем не только за охранные зоны заповедника, у нас есть два заказника с большими территориями: Воронежский заказник и «Каменная степь». Ни в одном регионе нет такой особенности, заказники граничат с крупными населенными пунктами, кругом не менее 30 поселков», – рассказал сайту «Экология России» – нацпроектэкология РФ» руководитель оперативного отдела Воронежского заповедника Сергей Комов.

Фото: пресс-служба заповедника

Местные жители не всегда понимают, почему не могут свободно охотиться, собирать грибы и рыбачить на территории заповедника. Главным аргументом многие из них считают, что родились на этих землях, а значит могут делать здесь все, что им вздумается.

Богатый мир флоры и фауны привлекает в Воронежскую область незаконных охотников. Больше всего их интересуют кабаны, бобры и олени. Иногда удается задержать браконьеров с поличным: у одних в руках петли, капканы и оружие, а у других – полные ведра рыбы. 

Сам Сергей Комов – полковник и бывший командир спецназа. Он сам лично подбирает сотрудников для спецотряда. Говорит, что работа эта непростая и требует армейской подготовки.

«Я подбираю состав из офицеров, которые ушли на пенсию. Ребята подготовленные, владеют рукопашным боем. При выполнении обязанностей надо не стоять и бояться, а быть готовым ко всему. Это подразделение особого риска. Единственный минус – большая текучка, за 2,5 года из 12 человек восемь уволились», – рассказывает он.

За каждым сотрудником закреплено служебное оружие, которое можно применять при угрозе. Таких ситуаций, конечно, не было. Но однажды природные бойцы попали под настоящий обстрел.

В 2019 году в районе села Беляева они заметили автомобиль, который проехал рядом с пастбищем благородных оленей. Из машины раздались выстрелы.

«Ребята залегли, но олень был убит. Машина ушла, но мы по горячим следам определили номера, установили виновника и задержали его. Он заплатил крупный денежный штраф», – пояснил руководитель отряда.

Ситуации на постах бывают самые разные, ведь рядом с заповедником находятся населенные пункты. Часто гуляют выпившие и от этого осмелевшие люди.

«Они ставят себя выше, чем окружающий мир. Приходится пресекать такое поведение, мы составляем протоколы, снимаем все на видеорегистраторы. Взяток нам, конечно, не предлагали. Не до этого. Да и ребята не пойдут на это, они заточены на результат», – говорит Сергей Комов.

Старые браконьеры стали побаиваться бравых защитников, зато им на смену стали приходить более молодые.

«Мы встретили подозрительную машину на дороге, смотрим, а старый дедушка передает опыт молодому. У тех интерес разгорается, попадут они под нас или нет», – отметил руководитель отряда.

Каждый сотрудник спецотряда силен и смел. Лесные спецназовцы владеют основами рукопашного боя, они постоянно тренируются и беспрекословно слушаются своего командира.

«Мы не крутые, просто внимательно к своей работе относимся. Ребятам нравится. Работа должна приносить удовольствие, а мы должны быть всегда на страже», – резюмировал Комов.

ЗАСЛУЖИЛИ АВТОРИТЕТ

У каждого силового отряда есть своя специфика работы. Опергруппа из Водлозерского нацпарка, например, выполняют целый комплекс задач. Они не только браконьеров ловят, но и ставят фотоловушки, ведут уроки экологического просвещения.

Сама территория нацпарка богата нерестилищами и редкими животными. Приходиться быть начеку круглогодично. Особенно природа уязвима весной и осенью.

«В нашем спецотряде сейчас пять человек. У нас две территории – сам нацпарк и заказник «Кижский». В самом начале нашей работы сталкивались с большим негативом. Люди не понимали, что мы служащие, что у нас есть определенные полномочия, практические как у полицейского», – рассказал о работе заместитель директора по охране территории нацпарка «Водлозерский» Филипп Учуваткин.

Фото: пресс-служба нацпарка

Со временем ситуация стала меняться. Сотрудники спецотряда благодаря добросовестной работе заслужили авторитет людей.

Браконьеры в нацппарк заходят разные – есть нарушители среди местных жителей, а есть и приезжие охотники. Практически каждое задержание не обходится без разборок.

«В прошлом году один из местных напал на сотрудника с лопатой, были потом серьезные разбирательства. Часто случается, что обругают с ног до головы. Взятки тоже предлагают, за несоставление актов хотели отдать незаконно выломленную рыбу. Мол, мужики, забирайте рыбу и уезжайте», – сказал он.

Полномочия у спецотряда широкие – они могут на месте составлять акты, накладывать штрафы, арестовывать машины или лодки, отбирать петли и ружья. Но если преступление уголовное, то тут не обойтись без полицейских. В год таких серьезных дел заводится около пяти, но гораздо больше мелких нарушений.

«Самые частые – за организацию стоянки, нарушение правил рыболовства. Но тенденция такая, что правонарушений с каждым годом все меньше и меньше. Исключением стал 2020 год. Из-за закрытия границ к нам стали приезжать туристы, появилось много нарушителей», – рассказал Филипп Учуваткин.

Чтобы поддерживать физическую силу, сотрудники постоянно тренируются. Каждую неделю они закрепляют навыки борьбы и разучивают приемы самообороны. Помогает им в этом тренер, который раньше занимался с полицейскими. Сейчас он на пенсии и бесплатно учит отрядовцев всему, что умеет сам. Говорит, что для такого благого дела сил ему не жалко.

ПОБЕДИЛИ БРАКОНЬЕРОВ?

Защитой забайкальского нацпарка «Заповедное Подлеморье» занимается не одна, а сразу несколько оперативных групп. У каждой есть свое название: Ангара, Баргузин, Хилус и Стражник. Всего 15 человек.

У каждого отряда свои задачи – кто-то охраняет лес, а другие отвечают за водные объекты. Территория у ООПТ очень большая, привычных всем дорог здесь нет. Бригадам приходится выезжать в далекие точки, а иногда даже использовать вертолет.

Фото: Natalia_Kollegova – pixabay.co

К подбору персонала здесь требования все те же. В таких условиях могут работать только выносливые люди, которые не боятся холода, дальних расстояний и долгой засады. Еще важно уметь владеть оружием, водить снегоход, аэролодку и общаться. Надо же объяснять людям, как вести себя на природе.

Замдиректора по охране дирекции Баргузинского заповедника и нацпарка «Заповедное Подлеморье» Николай Маковеев рассказывает, что работать стало скучно. Это для спецотряда хороший знак. Значит браконьеров становится все меньше.

«Скучно ездить по территории, потому что нет браконьеров, нарушителей жестких. Все нарушения связаны с незаконным нахождением, либо проездом транспорта не в том месте. А само браконьерство, допустим, добыча животных или рыбы, в принципе уже отсутствует. Это редко все случается», – объяснил он.

Фото: alexsvatov.livejournal.com

С тем, что творилось в нацпарке раньше, нынешнее спокойствие и не сравнить, говорит Николай Маковеев. Еще в начале 2000-х годов люди активно занимались незаконным промыслом, пытались выжить в сложных экономических ситуациях. Сейчас это почти никому не нужно.

«Было очень много браконьерства, буквально потоком, это были большие деньги и понятно, что справиться по-другому было нельзя. Сейчас браконьерства почти нет. Это уже примерно лет 5-6 точно», – сказал руководитель.

Раньше и сами спецотрядовцы были оснащены плохо – догнать браконьера на новой лодке с японским мотором было невозможно. Сейчас все по-другому: появились машины, современная техника. Да и как иначе спецгруппе под названием «Ангара» добраться до севера Байкала. Иногда приходится проезжать 300 км.

В памяти у Николая Маковеева осталось несколько случаев с браконьерами. Однажды, еще в 2000-х годах охотники убили лося. Тогда сотрудники нацпарка помогли полицейским расследовать дело. Северного оленя застрелили буквально пять лет назад. Как только не пытались злоумышленники спрятать следы: возили тушу на снегоходе, тайно проносили ее через КПП. В итоге все равно попались зорким сотрудникам. Но доказать причастность браконьеров оказалось трудно. Дошло даже до прокурорского вмешательства. В итоге нарушителей осудили и выписали им штраф за ущерб.

«По омулю был однажды миллионный ущерб. Рыбака помогли вычислить оперативные группы. Ловил сетями, три тысячи особей омуля наловил. За одну ночь заработал больше, чем люди за весь год. Такие браконьеры, конечно, рисковали», – пояснил он.

В нацпарке быстро поняли, если не раскрыть главный канал браконьерской рыбы, то дело не сдвинется с мертвой точки. Тогда сотрудники обратились в ФСБ. «Холодильники» прикрыли, крупных «нелегалов» задержали. У рыбаков пропал интерес заниматься ловом рыбы.

Сейчас главная угроза для нацпарка – лесные пожары. От этого летом работа отрядов осложняется.

«Оперативная группа так же выезжает на пожары и тушит их, потому что ЧП. Всем выдается обмундирование, пожарное снаряжение. Благодаря этому они не успевают разгораться до катастрофических масштабов, быстро тушатся», – добавил Маковеев.

Несмотря на все трудности, сотрудники стараются друг друга поддерживать. Северные группы в «горячее» время приезжают за сотни километров, чтобы усилить состав.

«На севере у ребят, когда начинается ледостав, работы нет. А у нас здесь наоборот залив начинает замерзать, мы здесь усиливаем бригады, спецгруппа приезжает к нам на две недели», – пояснил он.

Несмотря на то, что браконьеров в последние годы стало меньше, спецотряды о своих задачах не забывают. Они охраняют биоресурсы, которыми богато Забайкалье.


Еще по теме