Сегодня мусорная проблема — одна из самых острых экологических проблем в нашей стране. А как обстояли дела с мусором в прошлые века? Редакция сайта «Экология России» задалась целью проследить, что делали с отходами на Руси, в Российской Империи, в Советском Союзе. Мы покопались в источниках и спросили нескольких известных современных историков.

В первой части нашего расследования мы исследовали обращение с отходами со времен Древней Руси и до конца XVIII века. Во второй части мы поговорим о том, что делали с мусором в России в XIX и XX веках.

Мусор до революции: провинция

XIX век становится веком индустриализации и взрывного развития технологий. Кроме того, с конца XVIII в. все сколь-нибудь значительные российские города стали подвергаться перепланировке: императрица Екатерина II любила широкие, прямые улицы, и активно насаждала такие градостроительные планы по всей России. Она же, как мы помним из первой части нашего материала, призывала к ухоженности и чистоте населенных пунктов.

Однако на обращении с отходами в российских городах и селах всё вышеперечисленное мало отразилось. Те же свалки и навоз на улицах, те же проблемы со сливом канализационных стоков, и то же не слишком уважительное отношение к чистоте.

А зря! Обилие мусора ухудшало санитарно-эпидемиологическую обстановку, а это напрямую влияло на частоту и губительность эпидемий. Конечно, это уже была не чума; но холера, например, регистрировалась каждые несколько лет, также были нередки тиф, дифтерия, малярия.

Например, Алексей Митрофанов в книге «Повседневная жизнь русского провинциального города в XIX веке» цитирует врача Малышева из Воронежа: «горячки и лихорадки будут существовать до тех пор, пока воронежцы не позаботятся о чистоте своих жилищ, об иссушении болот и уничтожении мусорных куч и буераков с водой».

Захламленность, грязь и свалки в русских городах были обычным делом. Так, во Владимире возведенный в Средние века Козлов вал, который находится в центре города и примыкает к знаменитым Золотым воротам, в XIX веке «был изрыт ямами для добычи песка и глины», а также служил «местом свалки бытового мусора».

В Уфе генерал-майор царской службы М.М. Ребелинский писал: «до 1840-х гг. уфимские улицы не благоустраивались. Весной и осенью по городу невозможно было проехать из-за непролазной грязи, образовывавшейся от мусора и навоза, которые жители выбрасывали прямо на улицу».

В Калуге был и вовсе анекдотический случай. Одной из улиц, проходившей через полный мусора и грязи Жировский овраг, жители придумали название (неблагозвучное, но из песни слова не выкинешь) — Говенская. Это название фигурировало во всех официальных документах. Лишь в 1839 году инженер, которому получили заняться новым планом улицы, убрал первые буквы «срамного» названия и переименовал улицу покрасивее — Венская.

Но кое-какие подвижки всё-таки были. Они касались жидких бытовых отходов. Во всех более-менее крупных городах к середине XIX века были созданы городские ассенизационные обозы. Ассенизаторы (в ходу было и старое название, «золотари»), вручную вычерпывали из отхожих мест продукты жизнедеятельности, сливали их в большие бочки, поставленные на запряженные лошадьми возки, и вывозили за город. Разумеется, там, где сливали нечистоты, в округе стояла невыносимая вонь — но она хотя бы уже была не в черте города!

Мусор до революции: столицы

Москва и Санкт-Петербург ко второй половине XIX века были несколько чище, чем российская глубинка. С 1875 г. Городская дума Москвы начала издавать обязательные постановления по вопросам санитарии. Особое внимание обращалось на ассенизацию: был урегулирован вывоз нечистот частными лицами, определено время вывоза и маршруты обозов; упорядочено устройство выгребных ям и отхожих мест. К концу века после долгих размышлений и прожектов в центральной части Москвы появилась канализация. Увеличились расходы на дворников и вывоз мусора.

Однако проблем и в столицах было полно. Известный репортер и бытописатель Москвы Владимир Гиляровский написал полную драматических подробностей заметку, побывав в подземелье, где протекала заключенная в трубу река Неглинная. Ни разу не чищенная с екатерининских времен, подземная клоака была завалена мусором. «Здесь была куча грязи особенно густой, и, видимо, под грязью было что-то навалено… Полезли через кучу, осветив ее лампочкой. Я ковырнул ногой, и под моим сапогом что-то запружинило… Перешагнули кучу и пошли дальше», — описывает Гиляровский путешествие вдоль Неглинки.

Кроме того, пишет Гиляровский в книге «Москва и москвичи», «кроме законных сточных труб, проведенных с улиц для дождевых и хозяйственных вод, большинство богатых домовладельцев провело в Неглинку тайные подземные стоки для спуска нечистот». Мусор и нечистоты не только захламляли саму Неглинку, но частично смывались в Москву-реку.

В газете «Русская летопись», издававшейся видным городским буржуа Н.П. Щепкиным, в 1871 г. появилась другая возмущенная заметка. О центре Москвы было написано следующее: «С какой стороны ни подойдешь к ней, страшное зловоние встречает вас на самом пороге. Идем по запаху. Вот Красная площадь и на ней единственный в Москве монумент освободителям России в 1612 г. Вокруг него зараза от текущих по сторонам вонючих потоков. В глубине города в грязи и вони городские трактиры. С внутренних дворов нередко целые ручьи вонючих нечистот текут прямо на улицы».

Возмущенные любители чистоты, однако, оставались в меньшинстве. Историк-москвовед Павел Гнилорыбов рассказал корреспонденту «Экологии России»: «Москвичи в основном этой грязи нисколько не стеснялись, а насчет неприятного «амбре» шутили, что благость Москвы лучше воспринимать издалека — с Воробьевых гор или с Поклонной горы. Когда же въезжаешь в город, мол, благость и духовность из-за вони пропадают».

Одной из проблем было то, что власти Москвы и Санкт-Петербурга (как и других городов страны на тот момент) ограничивали свои заботы о мусоре только предоставлением участков для свалок, не заботясь об их оборудовании. Площадь свалок вокруг городов была недостаточна, что вело к их перегрузке. Вывоз нечистот и мусора входил в обязанности домовладельцев и производился товариществами ассенизаторов, частными предпринимателями, иногда пригородными крестьянами. Естественно, граждане, как могли, «отбрыкивались» от неприятных обязанностей, да и сами власти не слишком усердствовали.

Мусор в Советском Союзе

На протяжении «советского» периода наша страна не только прошла, согласно знаменитому выражению, путь от сохи к атомной бомбе, но и стала значительно чище. Идеологи коммунизма сделали акцент на том, чтобы избавить улицы городов и сел от мусора и хлама. Причем, по замыслу, гражданин Страны Советов должен был сам отучиться мусорить, не надеясь на дворников. Для этого была опять применена «трудотерапия».

Ещё и Советского Союза формально не существовало, во многих регионах страны бушевала гражданская война, а уже прошли (и с успехом!) первые субботники. Мария Прилежаева в книге «Жизнь Ленина» пишет: «В праздничный день Первого мая 1920 года был объявлен Всероссийский субботник. Курсанты выстроились, и начальник курсов объяснил, что надо делать. Очистить кремлевскую площадь от бревен, досок и всякого хлама. Привести Кремль в образцовый порядок». Именно в этом субботнике лично участвовал Владимир Ильич — все же помнят картины с Лениным и бревном?

Историк, публицист, писатель Юрий Емельянов в беседе с корреспондентом «Экологии России» подчеркивает: «Ленин в своих статьях увидел в таком явлении, как субботники, великий почин, поворот к новому отношению к труду. Добровольный труд во имя общества он считал важным для «перевоспитания» граждан. На субботниках выполняли те задачи, до которых у молодой страны, как говорится, руки не доходили — в первую очередь, чистота и благоустройство».

К 1930-м годам такие мероприятия стали обязательными. Главными были Всесоюзные ленинские коммунистические субботники, которые проводили в честь дня рождения Владимира Ильича 22 апреля. Но вообще субботники в течение года проходили несколько раз. Граждане не только убирали территорию, но и сажали цветы и деревья, красили заборы, ремонтировали детские площадки, и т.д. Что характерно, в СССР в основном принимали участие в субботниках охотно, весело и дружно.

Уже в первые годы советской власти в городах стала строиться и канализация. Причем настолько срочно, что, например, для создания московской канализации в 1922-23 годах пришлось взять «золотой займ». Однако оно того стоило! К 1930-м годам проблем с канализацией в Москве и Ленинграде уже не было, она охватывала практически всю территорию этих городов. По передовым на тот момент технологиям были организованы и очистные сооружения. В других городах страны также началось строительство этих важных сооружений. Эпоха золотарей и антисанитарии закончилась.

В первые десятилетия советской власти во дворах не стояло мусорных контейнеров. Отходы у населения забирал мусоровоз, который приезжал несколько раз в неделю по расписанию, останавливаясь в определенных местах. Приходилось бежать с ведром и выбрасывать мусор прямо в кузов машины. Не самая простая схема, зато «помоек» во дворах нет!

Первые специализированные мусорные полигоны в Советском Союзе появились по указанию И.В. Сталина незадолго до начала Великой Отечественной войны. На тот момент ещё не было понимания, что у полигона должны быть бетонное основание, специальная система дренажа, и прочие ухищрения, чтобы токсичные вещества со свалки не отравили окружающую среду. Но и морфология отходов была другой: при минимальном количестве материалов, при разложении выделяющих токсины, свалки были более безопасными для природы. К тому же, ещё с 30-х годов на свалки было строго запрещено вывозить «утильсырье» (так называли вторсырье).

Утильсырье в Советском Союзе

Сбор вторсырья во времена Советского Союза был налажен не из соображений экологичности. В первые десятилетия советской власти страна была отнюдь не богатой, и приходилось экономить буквально каждую копейку, каждый центнер бумаги или железа. Из тех же соображений развивали сбор и переработку вторсырья в послевоенные годы.

Руководство сбором и переработкой отходов (равно как ресурсосбережением в целом) осуществляли на общесоюзном уровне специальные подразделения Госплана и Госснаба. Велась подробная статистическая отчетность — как общая, так и по различным категориям отходов, что позволяло достигать очень высокого уровня переработки. По данным статистики, в СССР доля перерабатываемого вторсырья достигала 70%: сейчас, в XXI веке, лишь самые продвинутые страны могут похвастаться таким показателем. Союзутиль, Главутильсырье, Главвторсырье, Союзглаввторсырье и т. д. — все эти организации строго следили за тем, чтобы полезные ресурсы не отправлялись на свалку.

В 30-е годы экономисты выделили пять категорий ресурсов, участвующих во вторичном обороте: стекло, макулатура, текстиль, резина, полимерные материалы. Причем еще на заре становления плановой экономики рассчитали, что большая часть вторсырья образуется не у промышленных предприятий и сферы услуг, а у простых жителей. Отсюда возникла необходимость в удобной и понятной советским гражданам системе сбора вторсырья.

Во-первых, чтобы сдать бутылки или макулатуру, не надо было куда-то ехать, далеко ходить. В каждом городе и селе работали многочисленные пункты сбора отходов.

Во-вторых, сбор отходов устраивали начиная с детского сада, в школах и институтах. Каждый советский гражданин с пеленок знал бодрые речевки: «сдай макулатуру, спаси дерево!» Или: «всё ненужное на слом, соберём металлолом!» В каждом образовательном учреждении несколько раз в год устраивали соревнования, кто больше соберёт вторсырья. Победители получали подарки, грамоты, билеты в кино, и даже путевки в пионерские лагеря.

Взрослых приучали к регулярной сдаче вторсырья другими бонусами. Так, в пунктах приема макулатуры за старые газеты и журналы давали мыло, стиральный порошок и другие товары. А за металлолом выделяли дополнительные выходные. И конечно, за сдачу большого объема макулатуры можно было получить абонементы на редкие книги, что сильно мотивировало жителей самой читающей страны планеты.

В-третьих, в СССР работал принцип оборотной тары. Например, если пол-литровая бутылка молока стоила 30 копеек, то пустую бутылку из-под него можно было сдать за 15 копеек. Бутылку из-под водки или газированной воды можно было сдать за 12 копеек. (Данные до 1980 года). По слухам, в те годы работники стадионов и проводники в поездах за сданные бутылки порой приобретали автомобили!

* Историю мусора для вас написала: редактор спецпроектов Анастасия Мирсанова

Авторские иллюстрации: художник Валентина Воробьева

Черно-белые архивные фото: Fotostrana.Ru

Поделиться

Другие истории

Все истории



Все мнения