Рейды, изнурительные походы и длинные рабочие дни. Кажется, что заповедное дело под силу только мужчинам. Но все чаще в системе ООПТ встречаются женщины. Представительницы прекрасного пола задерживают браконьеров, долгими месяцами не видят родных и посвящают свою жизнь охране природы. Сайт «Экология России» рассказывает истории хранительниц российских заповедников, которые туфлям и помаде предпочли тулупы и гигантские лыжи. От этого женщины не менее счастливы и свою профессию не готовы променять ни на что другое. 

«ДЛЯ МЕНЯ ПРИРОДА – ЭТО РЕЛИГИЯ»

Тунгусский заповедник расположен в Эвенкии – здесь в начале прошлого века упал метеорит. Ученые до сих пор пытаются разгадать загадку этого космического тела, но основная миссия ООПТ – защита уникальной природы. В тайге обитают олени, медведи, волки, сапсаны, орланы и более 40 видов редких рыб.Евгения Мороз работает инспектором Тунгусского заповедника. Она с детства привыкла к лесу – дедушка обучал ее всем таежным премудростям: ориентироваться по деревьям, добывать рыбу, искать воду там, где ее нет. 

«Для меня работа, связанная с лесом и его охраной, не составляет большого труда. Наравне с мужчинами справляюсь. От самой природы кайфую. Для меня религия – это природа. Мне нравится наблюдать за животным миром, а какое здесь северное сияние!» – рассказала инспектор.Евгения не сразу получила эту работу, сначала она трудилась в отделе экологического просвещения ООПТ. Но когда заповеднику потребовался инспектор, то она сразу поменяла должность. Кстати пришлось и юридическое образование – оно очень помогает при составлении протоколов на браконьеров.

За время работы инспектором случалось всякое, говорит Евгения. Приходилось задерживать даже пьяных нарушителей. До острого конфликта дело не дошло, но сотрудница к таким сценариям готова. Она умеет обращаться с оружием, отлично владеет ружьем «Сайга».«Помимо инспекторской работы я представляю интересы заповедника в суде. Нарушители бывают не согласны, подают в суд. Был случай, когда люди пытались доказать, что рыбачили не на территории заповедника. Суд они проиграли», – пояснила она. 

По словам Евгении, работа инспектором требует физической выносливости. Мужчины ее оберегают, не нагружают лишними обязанностями. Хотя не обходится и без скептических замечаний.«У нас в этом году зима очень суровая, -50 держится до сих пор. Приходится выезжать в длинные маршруты на снегоходах. Мужчины считают, что женщина не справится, начнет ныть и говорить про усталость. Так что мне приходится еще завоевывать свое место под солнцем. Коллеги стараются тяжелую работу делать сами. Говорят: ты все-таки женщина, иди поесть приготовь», – смеется Евгения Мороз.Семья к ее работе относится спокойно. Только отец иногда возмущается: «Не женское это дело – по тайге скакать как сохатый». Мама уже привыкла, знает, что дед научил ее всем основам, а значит дочь в лесу не пропадет.«В российских заповедниках женщин становится больше. Это радует. Но все равно нас очень мало. Женщины пока вливаются в инспекторский состав, в единое братство, отстаивающее заповедное дело», – добавила она.

«Я СЧАСТЛИВА, ЧТО СОХРАНЯЮ ТАКУЮ КРАСОТУ»

Еще дальше от «цивилизации» находится Командорский заповедник. Добираться до него можно целый месяц, так как путь к ООПТ только один – через большую воду. Руководит этим суровым местом Анастасия Кузнецова.

«Мы живем в непростых условиях. Ветер под 30 м/с, вьюги, метели, так бывает достаточно часто. Но я не единственная женщина здесь. Глава местной администрации тоже женщина», – поделилась Анастасия.

Уехать за тысячи километров от Москвы ее заставила любовь к природе. Побывав однажды на Командорах, Анастасия «заболела» островами. Она сменила много руководящих должностей, но все они были неотъемлемо связаны с системой ООПТ. В 2012 году решилась на большие перемены, оставила все и уехала в суровый край.«Это физически тяжело, переехать в настолько удаленное место непросто. Из столицы России уехала туда, где нет ничего. Это сейчас у нас многое появилось, полностью налажен быт. Но потребовались большие усилия. У нас по много месяцев не бывает пароходов, практически нет врачей. Приходится все это устраивать, если вдруг кому-то станет плохо, вызывать вертолет. Мне кажется, что у нас получается. Мы далеко от семей и родных, это тяжело. Но это того стоит», – сказала она.

Анастасия Кузнецова не сидит в теплом кабинете, она помогает своим сотрудникам. Пришлось даже перебороть свой страх и сесть за морской катер. Раньше ее постоянно укачивало, а теперь каждый раз она с удовольствием выходит в море, чтобы понаблюдать за морской акваторией.

«Теперь я второй морской штурман. За эти годы я научилась водить морской катер. Кто бы мог подумать? Страх перерос в удовольствие. Теперь помогаю в морских учетах. У нас самый замечательный заповедник, знаю, что многие так думают про свои ООПТ. Но я не лукавлю. Люблю наблюдать за сивучами – это фантастически грациозные животные. А киты – это отдельная любовь. Взрослые мужики плачут, когда видят этих гигантов. Я счастлива, что сохраняю такую красоту», – отметила директор.Анастасия не привыкла делить мужские и женские обязанности. Считает, что женщины призваны создавать гармонию. 

«Гости говорят: сразу видно, что женщина руководит заповедником. Все продумано, везде удобно сделано. И салфетки красивые, и чашечки с ягодками. Женщины стремятся к стабильности, у них отсутствуют революционных настроения. Особенно это ценно сейчас, когда в мире все нестабильно и тяжело», – рассказала Анастасия.

Больше всего в своей работе она не любит увольнять людей. Говорит, такие кадровые решения приходится принимать нередко. Она буквально видит сотрудников насквозь, знает, что это дело им не подходит.

«Очень часто я вижу, что человек не годится для этой работы. Он пока этого не знает, но со временем поймет. Бывает так, что человек приезжает к нам за тысячи километров, но совсем не может у нас работать.  Опыт показывает, что редко ошибаюсь я в этом вопросе. Тут нет «вкусовщины», только опыт», – сказала она.

Благодаря твердым решениям Анастасии Кузнецовой удалось собрать одну из самых сильных команд в заповедном деле России. Из-за такой безупречной репутации многие ООПТ с удовольствием принимают сотрудников из Командорского заповедника. 

«МНЕ ИНТЕРЕСНО ВСЕ» 

Элинор Пэйт – универсальный «солдат» национального парка «Шушенский бор». В этой девушке столько энергии и силы, что она наравне с мужчинами ходит в походы, взбирается на скалы, несмотря на суровые сибирские морозы. 

«Я провожу учеты, мы выезжаем с инспекторами в долгую дорогу. Передвигаемся на лыжах весом 10 кг, они широкие и длинные. Мы ходим и по водохранилищу, это опасно. Саяно-Шушенская ГЭС работает круглый год, есть вероятность, что где-то есть полынья. Бывали случаи, что люди проваливались под лед. Но все заканчивалось хорошо», – рассказала она.Условия в Сибири действительно непростые: зимой в тайге держатся 50-градусные морозы, а зима наступает гораздо позднее календарного срока. Здесь одинаково сложно и мужчинам, и женщинам.

«Нет чисто мужской и женской профессий. Есть и такие мужчины, которые не настолько выносливы, как некоторые женщины. В системе ООПТ есть женщины, которые возглавляют отделы охраны. Здесь нужна выносливость: не каждый сможет с горы на гору на лыжах пройти, лазить по скалам. У нас в нацпарке есть клещи – переносчики опасных заболеваний. Риски есть. Но женщины тоже работают», – отметила она.

Элинор Пэйт долго не могла выбрать, чем же хочет заниматься в нацпарке. Тянуло к науке, лабораторной работе. Ей нравилось ходить в походы с инспекторами и рассказывать детям про снежных барсов.«Мне было интересно все, я выбрала работу, которая объединяет все отделы. Теперь со всех сторон знаю, как функционирует ООПТ. Я ни разу не пожалела. Рада, что здесь себя нашла и раскрыла. Важно, когда работа приносит радость. Когда люди любят природу, то чувствуют друг к другу симпатию. Иногда приходится в тесной связке работать с человеком. С некоторыми инспекторами понимаем друг друга без слов», – пояснила она.

Самым неприятным в заповедном деле Элинор Пэйт считает бюрократически проволочки и постоянное заполнение бумаг. Она считает, что многое сегодня можно делать в интернете и беречь тем самым деревья. 

«ЖЕНЩИНА ДАСТ ФОРУ ЛЮБОМУ МУЖЧИНЕ»

Заповедник «Денежкин Камень» расположен на севере Свердловской области. В его территорию входит одна из самых высоких горных вершин Урала с одноименным названием.

Руководит ООПТ Анна Квашнина. Свой путь в заповедном деле она называет скучным.

«Со школы я знала, что хочу работать в заповеднике и, собственно, стала это делать. Мне казалось, что это хорошее дело, хотела быть биологом. Думала, что он сохраняет все-все в природе. В школе было такое представление», – пояснила директор.В туфлях и юбках Анна чувствует себя некомфортно. Говорит, что с трудом наряжается на официальные мероприятия. Больше любит выходить в «поле», но свою работу романтичной не считает. Просто знает, что занимается полезными и важными делами.

Мужской подход в заповедном деле руководителю не всегда нравится. Иногда на сильный пол надежд гораздо меньше, чем на слабый.

«У меня работает девочка – она инспектор. Она идет туда, куда не всегда идут мужчины. Фишка женщин – внутренний порядок и стабильность. Нас не болтает как мужчин. Мы хранительницы, аккуратно и последовательно приводим дела в порядок», – пояснила Анна.Заповедное дело она считает абсолютно бесполым. Мужчины обычно физически более выносливые, им проще в лесу, где девять месяцев в году держится зима.

«Есть много вещей, где женщина даст фору любому мужчине. У нас как-то был пожар, девчонки проявили себя отлично. В 4 утра вставали и бежали на подмогу. Я не рекомендую женщинам работать там, где тяжело физически.  Но то, что девушки у нас появляются, это здорово», – рассказала она.

Анна считает, что с появлением женщин в мужском коллективе, все меняется только в лучшую сторону. В целом пол для защиты природы неважен. Главное, чтобы работа была в радость.

Поделиться

Другие истории

Все истории



Все мнения