Ихтиологи разных стран мира бьют тревогу: в океанах и морях становится все меньше акул. А многие обыватели полагают, что это и хорошо: таким кровожадным монстрам место разве что в знаменитом экзотическом супе. Никита Корнилов – ихтиолог-аквариумист, консультант по акулам и их содержанию – специально для издания «Экология России» – нацпроектэкология РФ» развенчал мифы о кровожадности акул, рассказал, почему их становится меньше, и выступил против вылова этих интересных древних рыб ради супа.

– Какие, по-вашему, основные причины, по которым акул сегодня становится все меньше?

– Причин, по которым во всем мире сокращается численность акул, много. Но одна из основных – это перелов, особенно в Индийском океане. Большим «потребителем» акул являются Китай и те страны, которые туда продают плавники и мясо. Вылавливают сколько хотят, фактически нет никаких квот. Активно используется браконьерский промысел даже вроде бы в защищенных местах. 

Вот недавно, в 2020 году, китайский рыболовный флот из двухсот кораблей был замечен в нейтральных водах между Галапагосскими островами и Чили, и они там ловили буквально всю ихтиофауну, которая в это время мигрировала, причем без разбора: китовые акулы, манты, все что было. Был большой скандал, в социальных сетях выкладывали многие природоохранные организации данные о происходящем, снимали то, что рыбаки выкидывали, и эти останки волнами выкидывало на берега Галапагосов. Но китайцы совершенно не постеснялись этой ситуации. В той части Индийского океана, где они традиционно ловили акул, уже практически всех истребили, поэтому теперь закупают их по всему миру.

Вторая важная причина – это, конечно, загрязненность океана. Потому что по пищевой цепочке загрязнения накапливаются от самых мелких существ к более крупным и переходят к акулам, и они, конечно, от этого тоже страдают. Воды сильно загрязнены пластиком – буквально на днях я видел опубликованные кадры, как у китовой акулы срезали с шеи обрывки рыболовной сети. 

Плюс, в целом, изменение климатической обстановки влияет на параметры воды в морях и океанах. Температура, соленость воды и другие нюансы. 

На Дальнем Востоке около десяти лет назад фиксировали появление крупных акул и даже их потенциальную опасность для человека. Возможно, это также связано с климатическими изменениями: океан близ наших границ стал более теплым, и акулы решили сюда мигрировать? Что там происходит сейчас, продолжают ли приплывать акулы из более теплых вод, могут ли они нападать на людей?

У нас вообще на территории России встречаются акулы, я даже выкладывал у себя в соцсетях про это статью. Это не редкость и не аномалия. На Дальнем Востоке также фиксируется несколько видов акул, в том числе большие белые; но, как правило, летом и вдали от берега. Если я правильно помню, в 2011 году там был случай, нетипичный для наших вод. На протяжении двух дней было зафиксировано две атаки этих хищниц возле берега. Большая белая акула нанесла очень серьезные увечья, молодого человека оставила без рук. Другая акула свою жертву сильно покусала. Не знаю, повторялись ли с тех пор нападения, я не столь пристально слежу за ситуацией, но вот этот случай прогремел на всю страну.

К сожалению, в нашей стране очень мало специалистов по хрящевым рыбам, поэтому даже не с кем посоветоваться, с чем это может быть связано. Ясно одно – акулы в дальневосточных водах регулярно встречаются. Но в основном это сельдевые акулы, которые считаются не особенно опасными (нет достоверных свидетельств, что они когда-либо кому-либо нанесли серьезные повреждения). Этот вид акул держится, как правило, далеко от берега, и заставить их напасть на человека можно, только если спровоцировать. У нас их иногда добывают как приловочную рыбу, если они запутываются в сетях вместе с промысловыми породами, заготавливают и потом на рынке продают. Но это скорее случайность, намеренно их не добывают, как, например, те же китайцы. 

Встречается у нас и несколько более мелких видов, например, японская рогатая акула, полосатая тройнозубая акула, один из видов капранов. В единичных случаях можно увидеть акулу-мако, которая сейчас имеет статус вымирающего вида. Одним словом, в российских водах акул можно увидеть видов пять, и то крайне редко.

– Вы говорите, что в России крайне мало специалистов по акулам, но сами эти морские хищницы все же встречаются. Нужны ли в нашей стране на государственном уровне, с поддержкой научных институтов, какие-то исследования и программы по охране, восстановлению популяций акул? 

– Вообще говоря, это в целом общемировая проблема. И так как Россия – часть мира, нам было бы неплохо тоже ей озаботиться, вносить какой-никакой вклад в охрану этих рыб или хотя бы быть в курсе, в каком состоянии их популяции. То, что у нас акул мало, не означает, что их охраной не надо заниматься! К сожалению, есть коллеги-ихтиологи, которые не разделяют этого мнения, поскольку в основном сконцентрированы на промысловых породах рыб; но я за акул переживаю и хотел бы, чтобы мы больше ими занимались.

Когда произошли те самые нападения, которые мы с вами ранее обсуждали, стало понятно, что специалистов по акулам в нашей стране не хватает, а в СМИ зачастую муссировались выводы на уровне баек из фильма «Челюсти», мифов, разрушенных лет двадцать тому назад. Поэтому изучением акул тоже надо бы заниматься более плотно.

В принципе, хотелось бы, чтобы институты, которые у нас занимаются проблемами экологии океана, обращали внимание на проблемы хрящевых рыб. Во-первых, это необходимо ради общего научного знания. Во-вторых, учитывая, что климат мирового океана сейчас меняется – предположение, которое вы сделали выше насчет миграции акул, вполне может стать правдой. Кто знает, вдруг когда-нибудь акулы массово переберутся к нам?

Программа-минимум – это хотя бы проводить мониторинг численности. Даже по черноморскому катрану, довольно типичной для российских вод акуле, нет никакого внятного отчета о численности его популяции. Вообще же во многих странах проводятся серьезные исследования и публикуются ежегодные отчеты о количестве особей основных видов акул. 

– И наконец, вопрос более прикладной. Как вы считаете, изучение акул может повлиять на открытия в области медицины, или инженерных отраслей (как, например, изучение китов и дельфинов помогло придумать эхолокацию)? Другими словами, могут ли акулы быть как-то полезны для человека, кроме как в виде мяса? 

– Вокруг этого крутится всегда много мифов. Вы, возможно, слышали популярную историю о том, что акулы якобы не болеют раком, и если потреблять в пищу их мясо, то ты тоже не будешь болеть раком или, по крайней мере, сильно уменьшишь риск его возникновения. Это пахнет какой-то средневековщиной, мракобесием, как в древнекитайской медицине: съешь лапу тигра, будешь сильным как тигр. В эти мифы до сих пор люди верят, хотя они давно разрушены. Акулы с онкологией есть, я сам некоторых видел. В том числе акулы болеют раком в неволе, и есть фотографии, которые это подтверждают.

В 90-х годах мошенники активно продавали порошок из высушенного акульего хряща. Думаю, если покопаться, его и сейчас можно найти. Позиционировали его как чудо-лекарство от рака. И только потом, когда ВОЗ доказала, что это не более чем плацебо и никакого влияния на онкологию не оказывает, спрос на него как-то пошел вниз.

Другое дело, что у акул действительно очень мощная иммунная система, и некоторые формы болезней для них не опасны. Можно попробовать изучить, как организм акул этого добивается. Но для этого нужны серьезные исследования, а не культивация мифов. Именно поэтому в том числе я настаиваю на том, чтобы у меня появилось как можно больше коллег, и акулам уделялось больше внимания. 

Например, из тканей акул действительно добывается ценное соединение – сквален, обладающий полезными, целебными для человеческого организма свойствами.

Но во-первых, это вещество имеет растительные аналоги. Конечно, я встречал среди обывателей мнение, что мол вещество животного происхождения эффективнее чем то же вещество растительного происхождения. Но это миф чистой воды. Во-вторых, совершенно не обязательно для этого промышлять акул и снижать их численность в дикой природе. Есть виды акул, которые поддаются выращиванию в неволе, и из них добывают сквален, а также их используют для лабораторных работ. Классический пример – это кошачья акула.

Однако, к сожалению, этим особо никто не занимается. Может быть, конечно, я ошибаюсь и это есть где-то в других странах, но широко практика выращивания акул как лабораторных видов в неволе не распространена. А зря: это помогло бы нам перестать сокращать их популяции.

Мое личное мнение – что если есть малейшая возможность какие-то ценные вещества извлекать из растений, которые выращиваются в неволе, или выращивать для этого животных в неволе, то именно так и надо поступать. А не умерщвлять ради этого дикую фауну, которая и так испытывает колоссальный стресс со стороны человека. 

– Тогда еще один вопрос. Мы знаем, что с гастрономической точки зрения самое ценное у акулы – это ее плавники. Что обусловливает такой спрос на суп из акульих плавников, он что, такой невероятно вкусный, или может быть, полезный для здоровья?

На самом деле, этот суп не имеет какого-то особого невероятного вкуса, это все тоже миф. Но он необычайно ценится в Китае только лишь по той причине, что когда-то подавался к столу у императоров династии Мин. Это как у нас в России «царский осетр», который, как известно, был частым блюдом на столе у русских царей. И сейчас этот суп подают в дорогих заведениях, он в Китае примерно такой же показатель роскоши, как у нас икра.

Более того, плавники там больше используются не как ингредиент, а как декорация. Ведь они из хряща, там мяса почти нет, из них и бульона-то не сваришь. Более того, я общался со знатоком китайской кухни, и он говорил, что если плавники в суп не класть, то разницы – что с ними, что без них – на вкус не почувствуешь. Что касается мяса акул, то лично на мой вкус, оно ужасно пахнет, требует длительной предварительной обработки. Не понимаю, как это можно есть и какой в этом смысл. 

Однако, поскольку этот суп «престижный», а в Азии у людей растет благосостояние, они хотят потреблять дорогие, элитные блюда, чтобы показать: вот, мол, мы выбились в люди. Поэтому и растет спрос на суп из акульих плавников. Это типичное блюдо для свадеб, банкетов, и всех поводов, где нужно приготовить «дорого-богато».

Плюс сейчас во всем мире своеобразная мода на азиатскую культуру, духовность и все такое прочее. Так что это блюдо активно распространяется. К сожалению, и у нас в Москве этот суп можно кое-где найти.

А вот что для супа вылавливают в огромных объемах акул – это никого не волнует, люди даже об этом не задумываются. Между тем, когда я вижу фотографии, на которых тысячи плавников для этого блюда, и представляю себе, что ради каждого из них была убита целая особь – это реальный геноцид. 

– Наконец, еще один вопрос с точки зрения «обывателя». Обычный человек чаще всего воспринимает акул так, как их показывают в уже упомянутом фильме «Челюсти»: что все они кровожадные монстры, людоеды. Вы считаете, это не справедливо?

– Полнейшая несправедливость, причем очень обидная. Я как раз пытаюсь всеми силами пропагандировать, что это никакие не монстры. У людей просто склонность их демонизировать. Это и преувеличения о количестве жертв акул где-нибудь в Шарм-эль-Шейхе, и рыбацкие байки, и заявления, что раны от акул не лечатся, все такое прочее. В результате обыватель, действительно, верит в том, что это чудовище и машина для убийства. При этом люди восхищаются столь же, а то и более опасными животными, например, тиграми. Я ни в коем случае не осуждаю ни тигров, ни людей, которые их любят. Но акулы-то ничем не хуже!

Я с ними уже много лет работаю и не замечал ничего такого, из-за чего их бы можно было считать «чудовищами». Акулы просто хищники. Безусловно, опасные, но не обладающие какой-то повышенной злонамеренной кровожадностью. При этом в той же степени они прекрасные, интересные, разнообразные и заслуживающие защиты.

Поделиться
Все мнения