С начала 2020 года к заповеднику «Хакасский» приковано особое внимание российской природоохранной общественности. Вместе с пионером в области реинтродукции едва не вымерших лошадей Пржевальского в дикую природу – ФГБУ «Заповедное Оренбуржье» – «Хакасский» тоже примет у себя этих лошадей и организует на своей территории полувольную популяцию. Таким образом, заповедник станет второй ООПТ в России, где будут восстанавливать этих редчайших животных.

Почему было принято такое решение? Какие еще редкие животные охраняются на территории? Как обеспечить безопасность краснокнижных видов и уберечь их от браконьеров? Эти и другие вопросы корреспондент сайта «Экология России» – нацпроектэкология РФ» задал Виктору Владимировичу Непомнящему, директору «Хакасского» заповедника. 

– Виктор Владимирович, если бы вас попросили назвать три самых ярких особенности вашего заповедника, которые отличают его от остальных ООПТ, что бы это было? 

– Во-первых, нас отличает значительное ландшафтное разнообразие. У нашей территории кластерное устройство, девять разных участков. Мы объединяем их в две природные группы: степную и горно-таежную. Оказавшись в заповеднике, можно увидеть и реки, и красивейшие озера (Шира, Иткуль, Белё, Улуг-Коль и другие), и степи, и леса. И конечно, горы: среднегорную и высокогорную части одного из макросклонов Западного Саяна.

Во-вторых, это огромная концентрация в природном заповеднике объектов культурно-исторического наследия.

И в-третьих, это уникальные бальнеологические ресурсы. Некоторые озера (в том числе высокогорные) у нас целебные, соленые, с грязями, обладающими богатым минеральным составом.V3QZSv3GETs.jpg– Вы – ученый, кандидат географических наук, ученый секретарь Хакасского отделения РГО. Наверняка вы уделяете большое внимание научной работе в заповеднике. Удалось ли в 2020 году сотрудникам ООПТ провести какие-нибудь интересные научные исследования, чем можете похвастаться за этот год?

– Прошлый год, конечно, был сложным в части взаимодействия с коллегами. Как вы наверняка знаете, большинство ООПТ не исследуют территорию только силами своих научных сотрудников, они приглашают коллег из других научных учреждений, других регионов и даже стран. В 2020 году мы этого по понятным причинам сделать не могли.

Но тем не менее, у нас были продолжены исследования по редким видам флоры и фауны, и совершены даже некоторые открытия. В частности, обнаружили новый вид грибов. Впервые на территории заповедника мы зафиксировали наличие вида Ganoderma lucidum – Ганодермы блестящей, она же в народе трутовик лакированный. Это редкий вид с сокращающейся численностью и областью обитания, включен в Красную книгу Российской Федерации и во многие региональные издания, в том числе в Красную книгу Республики Хакасия.

В заповеднике долго шла огромная и очень кропотливая работа по фотодоказательствам – мы обнаружили манула (редкий краснокнижный кот – прим. ред.) на территории одного из наших горных участков на очень большой высоте. Никогда ранее на территории Хакасии на такой высоте манула не фотографировали. Мы знали, что он там у нас есть, и дали впервые официальное этому фотоподтверждение. Запечатлеть это животное очень и очень непросто, но у нас получилось. Это большой вклад в сохранение и изучение редких видов кошачьих.kot.jpgПродолжается большая работа по виду копытных, занесенному в Красную книгу Российской Федерации. Это сибирский горный козел. Благодаря хорошей охране его местообитаний мы наблюдаем стабильное увеличение его популяции.kozel.jpgЕще у нас интересные работы продолжаются в части изучения антропогенных нагрузок на сопредельные с заповедником территории.

Так что в целом работа научного отдела Хакасского заповедника очень разнообразна, насыщенна, и коронавирус ее, может быть, немного изменил, но точно не остановил. Как вы правильно заметили, у меня, как сейчас говорят, «научный бэкграунд»: до того как стать директором, занимал должность заместителя директора по науке. Так что для меня это остается очень важным и ответственным направлением деятельности заповедника. Я стараюсь и сейчас максимально поддерживать наш научный отдел, оказывать содействие сторонним научным учреждениям, с которыми мы сотрудничаем, и лично принимать участие в исследованиях.

– С начала 2020 года к вашему заповеднику приковано особое внимание. Вы вместе с директором ФГБУ «Заповедное Оренбуржье» Рафилей Бакировой объявили, что «Хакасский» станет второй ООПТ в России, где будут восстанавливать популяцию когда-то исчезнувшей из дикой природы лошади Пржевальского. Почему выбрали для этого именно ваш заповедник? 

– Прежде всего, это не спонтанное желание нашего заповедника; решение о создании второй полувольной популяции лошадей Пржевальского в России принято в рамках национального проекта «Экология», поскольку лошадь Пржевальского входит в число 11 редких животных, которым до 2024 года будет уделяться самое большое внимание. Почему выбрали именно «Хакасский»? Конечно, это не просто так. Мы предварительно приглашали ученых, в том числе и из ФГБУ «Заповедники Оренбуржья», они провели оценку наших физико-географических условий, ботанических условий, подходят ли они лошадям.

Для выбора нашего заповедника был целый комплекс причин. Одна из них состоит в том, что у нас есть типичные для этого вида места обитания. Исторически лошадь Пржевальского можно было встретить именно в таких степях. Климатические условия у нас тоже подходящие. Более того, известно, что в прошлом лошадь Пржевальского у нас уже обитала, ареал обитания ее тут исторически проходил.

Приглашенные ученые, о которых я ранее упоминал, сказали по итогам исследований, что все основные условия для этого вида у нас приемлемые, «пржеваликам», как их ласково называют в Оренбуржье, будет здесь комфортно.

Затем мы провели несколько конференций по этому вопросу, и специалисты сошлись на том, что территория для этого вида пригодна и оптимальна. После этого наш заповедник вошел в «дорожную карту» восстановления популяции лошади Пржевальского на уровне Минприроды России.loshad.jpg– Расскажите, пожалуйста, подробнее о проекте по лошадям Пржевальского, как он будет развиваться?

– К сожалению, прошлый год с его коронавирусными ограничениями притормозил некоторые моменты. Мы уже разработали проект вольера для полувольного содержания лошадей, у нас даже уже есть понимание, каких жеребят и откуда мы забираем, но пандемия мешает нам физически привезти их к себе. У нас были планы завозить животных из-за рубежа, но сами понимаете, пока это невозможно. Так что часть работ мы приостановили. Пока ориентировочно все передвинулось на следующий год. План мероприятий наготове, все разработано, осталось только решить оргвопросы и вопросы международного взаимодействия – что мы сделаем, как только «схлынет» пандемия.

– В этом году у вас 10-летие со дня образования заказника федерального значения «Позарым». Как будете праздновать? Какие планы по развитию заказника?

– Мы пока не подсвечиваем мероприятия по его десятилетию все по тому же самому поводу: вдруг помешает коронавирус, очередной карантин. Но все же постараемся достойно отпраздновать.

Сегодня заказник «Позарым» является для нашей ООПТ центром научных открытий. Тот обнаруженный манул, про которого я выше упоминал, как раз встретился там.

Сибирского горного козла мы тоже изучаем там. Но кроме этого, мы надеемся, что эта территория станет у нас еще и одним из центров развития экологического туризма. Территория заказника попала в туристско-рекреационный кластер «Горный», который вошел в топ-10 лучших мест России в рамках конкурса туристско-рекреационных кластеров, организованного Агентством стратегических инициатив.pozarim.jpgТак что планы на заказник большие. В позапрошлом году мы там открыли визит-центр, сегодня это один из самых комфортных и современных визит-центров в регионе. В целом этот объект обошелся нам примерно в 20 миллионов рублей. Кстати, при строительстве использовали не только средства из федерального бюджета, но также грант Русского географического общества и благотворительное пожертвование компании СУЭК. 

В прошлом году провели классификацию средств размещения и получили соответствующие документы. Теперь туристы будут знать, что у нас их ждут места размещения класса «хостел» и «апартаменты». 

Хочу поделиться с вами, возможно, делом всей моей жизни. Мы очень надеемся, что с федеральной помощью сможем в ближайшие годы запустить грандиозный проект, который называется «Большая Саянская тропа». Он захватит в том числе территорию заказника. Эта тропа может стать одной из крупных, имеющих общенациональную известность экологических троп, таких как «Большая Байкальская» или «Большая Севастопольская». Мы уже проработали детальный план реализации проекта и его финансирование. На 2021-2022 год запланировано строительство базовой инфраструктуры (тропы, настилы, беседки и т.д.), при поддержке федерального бюджета и грантовой поддержке – на этот этап нам потребуется около 74 млн рублей. После этого мы рассчитываем заинтересовать и частных инвесторов вложениями в эту тропу. Всего же, по нашим планам, строиться тропа будет до 2025-2026 гг. И общая сумма, которую мы заложили на нее – около 81 млн. Сумма большая, но нужно понимать, что и протяженность тропы большая сложная в конструктивном плане, одна из наиболее крупных в стране. Кроме этого, Большая Саянская тропа станет серьезным фактором инвестиционной привлекательности территории кластера «Горный». Ее реализация привлечет на прилегающую территорию дополнительные сотни миллионов рублей частных инвестиций и создаст несколько десятков рабочих мест.

Конечно, Большая Саянская тропа у нас пока в более отдаленных планах, и кое-что может измениться – из-за того же коронавируса, например, – но мы будем надеяться на успешную реализацию.HJAd9Pd_Oj0.jpg– Недавно у вас, как мы знаем, произошел возмутительный случай – вандалы заехали в эколого-экскурсионный комплекс «Оглахты» на машине, разломали шлагбаум, расстреляли имущество заповедника. Надеемся, что виновных найдут и накажут. А как вообще дела с нарушениями в заповеднике? Много ли браконьеров, вандалов? Стало ли нарушений больше или меньше в последнее время? 

– Такой случай вандализма у нас впервые. Мы даже заподозрили, что это какой-то случай, связанный с нашей служебной деятельностью, «месть» нарушителей. Действительно, у нас заповедник сложный, кластерный, в пяти муниципальных образованиях, почти полмиллиона гектар территории разных категорий. И везде мы достаточно активно работаем над искоренением браконьерства. Более 200 выявленных нарушений и возбужденных дел. Поэтому думаю, в том числе, это может быть проявлением недовольства граждан.

У нас возбуждаются дела за нахождение в заповеднике с оружием, мы знаем, что на территории есть браконьерство, и не даем ему спуску по мере возможностей. Хотя с таким прецедентом столкнуться было очень печально. Раньше недовольство так не выражали.

Мы, конечно, будем с этим разбираться; надеюсь, что правоохранительные органы проведут расследование, сумеют докопаться, кто же таким невежливым образом побывал у нас «в гостях».

– А в 2020 году было ли больше нарушений? Может быть, пришлось пережить наплыв туристов, которые решили отдохнуть на заповедной территории, раз уж их больше никуда не пускали?

– У нас всегда большая часть нарушений связана с посещаемостью, в особенности сопредельных территорий. В 2020 году мы на протяжении двух месяцев не работали вообще. Сезон посещения у нас обычно начинается в мае, а в этом году мы в мае и июне были закрыты в связи с эпидемиологической обстановкой. По туристам был провал.

А когда открылись, то получили стопроцентную загрузку и даже иногда превышение предельной загрузки. Кстати, мы также приняли в этом году участие в первом чартерном туре в Хакасию для туристов из других регионов. Так что увеличение числа посетителей мы увидели своими глазами и немедленно после снятия ограничений. Но сказать, что нас завалили нарушениями, не могу. Посетители для нас скорее благо.elEj5Nlf-T8.jpg– В 2021 году прогнозируете, что повышенный интерес к вашему заповеднику со стороны туристов сохранится?

– Я в этом абсолютно убежден. Вот уже не первый год у нас постоянный устойчивый рост количества посетителей. Хотя мы ни в коем случае не ставим целью «максимум туристов любой ценой», ведь это заповедная территория, требующая, в первую очередь, защиты.

У нас заключены договора с крупными туроператорами, и есть серьезнейшая заинтересованность в реализации наших экопросветительских программ за пределами Хакасии, например, в Москве и других регионах Центральной России. Хотим, чтобы нашу территорию воспринимали как «туристическую жемчужину». Поэтому, если нас снова не закроют в связи с пандемией, то в 2021 году количество гостей у нас если не вырастет, то по крайней мере, точно не уменьшится.

– Наконец, давайте снова вернемся к вопросам охраны территории. Что за движение «Юный заповедный инспектор» создали на территории биосферного резервата «Хакасский»? В чем его суть и как оно вам помогает?

– Опять же, мы только начали эту историю, и в момент, когда планировали развернуть ее в полную силу – попали в карантин. Мы планируем, что это движение как раз будет существовать на базе визит-центра «Позарым». «Юный инспектор» – это для нас некий этап подготовки местной молодежи. Потому что мы видим у ребят колоссальный провал и в знаниях о Земле, и в мотивации. Пока мы не можем говорить даже о желании просто бережно относиться к природе, а не то, чтобы, например, в будущем прийти на работу в заповедник. 

Мы видим одной из наших основных задач – привить местной молодежи любовь к родной земле. Как это сделать? Через туризм, через пребывание на природе, через рассказы о заповедной природе и заповедных профессиях. Мы очень заинтересованы в том, чтобы вырастить наших соратников, чтобы молодое поколение, выпускники этой нашей школы юного инспектора поступали в профильные вузы. А потом приходили работать в заповедную систему.

В принципе, мы эту работу начали не с нуля. Ежегодно у нас около 200 студентов проходят практику, и мы, конечно, стараемся влиять на них, чтобы они выбрали заповедную профессию. Но здесь сделали акцент именно на местную молодежь. Фактически, они могут оказаться в ситуации выбора, стать браконьерами или сотрудниками заповедника. И мы хотим, чтобы они выбрали любовь к природе.

Поделиться
Все мнения