Редакция портала «Экология России» – нацпроектэкология РФ» продолжает серию бесед с директорами российских заповедников и национальных парков. Правда ли, что заповедник владеет секретом, как сделать естественные науки веселой и модной темой, привлекательной для детей? Как принять 100 тысяч туристов и не навредить экосистеме? Что дает победа в национальном конкурсе туристско-рекреационных кластеров? Эти и другие вопросы мы задали директору Жигулевского заповедника (Самарская область) Юрию Краснобаеву. 

– Если бы вас попросили назвать три самых ярких особенности вашего заповедника, которые отличают его от остальных ООПТ и покоряют посетителей, что бы это было?

– Первая особенность заключается в том, что наш заповедник находится в центре третьей в России по размеру промышленной агломерации. Вокруг нас постоянно проживает больше двух миллионов людей. А летом, если приплюсовать сюда еще желающих отдохнуть на природе, количество увеличивается на порядок. Тем самым, конечно, увеличивается нагрузка на наш заповедник и в целом на Самарскую Луку. И при этом мы умудряемся сохранять естественную, не затронутую деятельностью человека экосистему!

Во-вторых, наши природные объекты – Самарская Лука, Жигулевские горы, Стрельная гора, Каменная чаша – это «фишка», гордость и важнейшие достопримечательности Самарской губернии. Не зря же многие официальные сайты, книги, СМИ используют в качестве самого узнаваемого пейзажа Самарской области вид со Стрельной горы. Мы в некотором роде «лицо» региона, что обязывает принять все возможные меры для сохранения нашей природы.uXzpinl-LQA.jpgИ в-третьих, как уже понятно, условия для сохранения природы у нас непростые. Но в этих непростых условиях коллектив заповедника и наши единомышленники – от экоактивистов до администрации региона — все-таки вместе справляются и сохраняют природно-историческое богатство заповедника практически в естественном состоянии. Мне кажется, прекрасные, неравнодушные, профессиональные люди – это наша третья «фишка».

– Команда Жигулевского заповедника вместе с соавторами вошла в топ-10 команд победителей Всероссийского конкурса на создание туристско-рекреационных кластеров и развитие экотуризма в России с проектом кластера «Самарская Лука». Сам заповедник тоже войдет в этот кластер? Значит ли это, что на территории заповедника будет много туристов?

– Заповедник всегда посещали в экскурсионных и туристских целях. Первые упоминания о туристах в нашем заповеднике, которые я нашел, относятся к 1940 году.

После начала благоустройства наших экскурсионных маршрутов (например, настильную тропу на Стрельную гору мы сделали еще в 2012 году, и с тех пор каждый год что-то улучшаем или открываем новые проекты) количество туристов ежегодно возрастает на 10-15%.

2020 год был, как мы знаем, особенным – пандемия, с одной стороны, границы закрыли, с другой стороны, и Жигулевский заповедник тоже на некоторое время закрывался. Тем не менее, в тот период, когда внутренний туризм был разрешен, туристы буквально ринулись на внутренние территории. В прошлом году наши экскурсионные объекты открылись для посещения в последних числах мая, и люди резко «рванули» записываться на экскурсии. Рост количества посетителей составил в этом году 40%, всего к нам приехало более 100 тысяч человек. Мы это прекрасно понимаем, люди соскучились на самоизоляции и поехали пообщаться с природой.

Так что можно сказать, туризм у нас всегда был, есть и будет независимо от того, попал ли заповедник в этот кластер. Тем не менее, мы рады, что попали: там выделено шесть так называемых «точек роста», и Стрельная гора на территории Жигулевского заповедника является одной из них. Без нас, без этого уникального объекта невозможно полноценно развивать туризм на Самарской Луке. 

Однако надо подчеркнуть: «развитие туризма» не означает, что наша заповедная территория будет наводнена посетителями, и они будут ходить, ездить, ставить палатки где захотят. Заповедник выделяет под туристические маршруты очень небольшую часть своей площади. Прогуливаясь по ней, можно увидеть все самое «вкусное», красивое, при этом не навредив природе. В этом суть концепции развития туризма у нас, да и на любой особо охраняемой природной территории.

– То есть туристов, которые к вам приезжают, вы будете жестко контролировать?

– Конечно, как и полагается заповеднику. В неконтролируемом наплыве туристов нет ничего хорошего. В сентябре 2020 года у нас были форс-мажоры: маршрут «Стрельная гора» просто не вместил всех желающих приехать. Пришлось многих заворачивать, уговаривать перенести посещение на следующий день. Нам пришлось серьезно задуматься вместе с Департаментом туризма Самарской области о регулировании этого потока.

В Жигулевском заповеднике самый частый вид нарушений — то, что люди сходят с оборудованных троп. Чем больше поток туристов на маршруте, тем больше несознательных людей, которые так делают. Тем самым они вытаптывают уникальные реликтовые каменистые степи, повреждают растения.

Нашей приоритетной задачей всегда было и будет оставаться сохранение природных комплексов и ландшафтов. Показать их красоту людям – задача тоже важная, но не первостепенная; если не сохраним степи в их первозданном виде, будет просто нечего показывать. Поэтому, что бы ни говорили про развитие туризма, это все же только инструмент для сохранения природы. Конечно, нам важны и дополнительные средства, которые приносят туристы, и экопросветительская функция такого туризма. Но не ценой потери главного богатства заповедника.

Одна из задач создания туристско-рекреационного кластера очень полезная в этом плане – чтобы Стрельная гора перестала быть единственной точкой притяжения. Например, на территории соседнего национального парка «Самарская Лука» есть похожая гора Отважная. Нужно благоустроить ее так же, как благоустроили Стрельную. Можно сделать и еще несколько смотровых площадок на других возвышенностях, чтобы у туристов был выбор, и они не «штурмовали» все одну многострадальную Стрельную.zapovednik.png– Мы знаем, что несмотря на все коронавирусные ограничения, заповедник в 2020 году продолжал вести активную научную работу и делиться наработками. В сентябре участвовали в научной конференции, в декабре в научном форуме, и т. д. Удалось ли в 2020 году сотрудникам ООПТ провести какие-нибудь интересные научные исследования, чем можете похвастаться за этот год? 

– Основные исследования в заповеднике – это мониторинг по так называемым многолетним рядам наблюдений. Наши научные сотрудники каждый год наблюдают за численностью млекопитающих, видовым составом птиц, насекомых. За состоянием уже упомянутых каменистых степей. Очень важны постоянные мониторинги степей на экскурсионных маршрутах: как они себя чувствуют, не начало ли им вредить массовое посещение.

Есть особая тема, которой фактически в России занимаемся только мы. Наши научные сотрудники изучают жизнь сонь. В заповеднике обитают такие небольшие симпатичные грызуны: соня-полчок и лесная соня. Их жизненный цикл во всем мире пока изучен очень плохо, зверьки скрытные и особо не хотят делиться секретами своего поведения. В России всего три специалиста, занимающихся этими видами. Один из них работает в «Жигулевском» и проводит исследования.sonya-polchok-1.jpg– Немного провокационный вопрос. В Ширяевских штольнях на территории заповедника находится одна из крупнейших в Европе зимовок летучих мышей: более 30 тысяч особей 8 видов. Не заражены ли они коронавирусом, не опасно ли для туристов такое соседство, ведь это популярный туристический маршрут?

– Действительно, несколько видов летучих мышей у нас не оседлые, они прилетают зимовать к нам из Предкавказья. И в теории у летучих мышей, конечно, встречаются коронавирусы; может быть, есть и у наших, мы конкретных исследований не проводили. Но это не повод для страхов. 

Дело в том, что у нас нет опасности контакта людей на маршруте с летучими мышами. Посетители не заходят в сами штольни, они лишь видят их в ходе обзорного пешеходного маршрута. Ну а летучие мыши не имеют привычки днем вылетать посмотреть на туристов: они в это время спят.

Мы планируем, что в нескольких штольнях в будущем сделаем музей, и туда будут попадать туристы. Это самые маленькие и неглубокие штольни. И там летучие мыши как раз на зимовку не остаются: им некомфортно, не хватает пространства.

Одним словом, в сегодняшних реалиях намного выше вероятность заразиться от соседа-туриста, чем найти такое животное-переносчика. 

– Недавно вы открыли на территории необычный музей научных исследований «Тропою Спрыгина» под девизом, что наука может быть не только сухой и академичной, но также веселой и модной. В чем особенность этого музея, на кого он рассчитан?

– Музей наш рассчитан в основном на молодое поколение. Именно для него очень важно получать знания в нескучной, живой форме. Мы хотим заинтересовать ребят до того момента, как у них сформируется предвзятое негативное отношение к науке: знаете, что наука это что-то противное, сухое, неинтересное, что наукой могут заниматься только единицы чокнутых ученых. Поэтому наш музей имеет интерактивный характер, там все можно смотреть, трогать, изучать.

Мы всегда очень рады школьникам – у них пластичный мозг, из которого еще легко что-то слепить, «заразить» их любовью к науке. Музей пользуется интересом и среди средних, и среди старших классов, и даже у начальной школы. Практически всякому ребенку будет интересно рассмотреть в микроскоп разных беспозвоночных, посчитать, сколько крошечных рачков помещается в капле воды, сравнить, сколько ножек у рачка, а сколько у клеща. Услышать интересные факты об этих видах и их жизни.

С момента открытия уже приезжало четыре или пять групп школьников. Им дали возможность посмотреть на разные виды обитателей заповедника, провести свои первые маленькие научные изыскания. Дети стали из скучающих слушателей настоящими молодыми исследователями. А это всегда интересно.

– Что принес заповеднику 2020-й с его «коронавирусными» ограничениями и новыми реалиями? Помешала ли пандемия каким-то планам развития «Жигулевского» и как рассчитываете с этим справляться? Что запланировано на 2021 год? 

– Как ни парадоксально это звучит, именно для нашего заповедника пандемия сыграла даже положительную роль. Если раньше люди привычно ездили за границу или в какие-то традиционные туристические места, то в 2020 году обнаружили привлекательные и еще не изученные природные жемчужины Самарской области. Возможно, часть из них и в будущем вернется к нам, и другим посоветует посмотреть наши красоты.

В ушедшем году мы больше работали на перспективу, реализовали те вещи, которые планируем закончить в 2021 году и позже. Учитывая всплеск посещаемости заповедника, нужно срочно благоустраивать некоторые объекты, строить, ремонтировать, открывать новое, и думать об этом «еще вчера». Например, мы разработали проектно-сметную документацию по развитию и благоустройству экологической тропы на Каменную чашу – этот маршрут стремительно набирает популярность. По Стрельной горе тоже ведутся несколько важных работ. Важно, чтобы у нас было несколько объектов для комфортного посещения, при этом защищенных от чрезмерной активности туристов. Только тогда мы сможем принять большее количество экскурсантов без вреда для нашей природы.

Мы разработали серьезный план эколого-просветительской работы. Работа с населением в заповеднике ведь идет не только тогда, когда экскурсанты выгружаются на территорию и слушают гида. Мы взаимодействуем с людьми через музей, через лекции на различных площадках, через СМИ и соцсети. Нужно всеми способами объяснять людям, что такое заповедник, какие в нем правила, и почему обычные люди тоже в ответе за сохранность природы.

Поделиться
Все мнения