На что бы вы пошли, чтобы запечатлеть крупным планом редких, красивых и очень опасных животных? Ольга Мичи – первая и единственная женщина-путешественник, которая отважилась на дайвинг с нильскими крокодилами в их естественной среде обитания. В ее портфолио также уникальные подводные съемки большой белой акулы и косаток. Все подобные съемки Ольга ведет с близкого расстояния и без какой-либо особой защиты от хищников.

Ольга Мичи профессиональный travel-фотограф, работает ведущей на канале «Живая Планета» и является соавтором программы «Экстремальный фотограф». Редакция сайта «Экология России» поговорила с отважной путешественницей о том, ради чего она идет на риск, организуя съемки в труднодоступных диких местах, и о том, могут ли природа и малые народы, живущие вне «цивилизации», научить нас бережному отношению к нашему общему дому. 

– Ольга, у вас довольно разноплановое творчество. Расскажите о своих художественных проектах, связанных с экологией, охраной природы, биоразнообразием. 

– Все темы моих проектов вытекают из глубокого увлечения дальними экспедициями. Еще в детстве меня увлекали сюжеты приключенческих книг и фильмов. Было что-то особенно притягательное в этих историях о заброшенных поселениях и таинственных археологических артефактах. Поэтому важной особенностью фотопроектов стала съемка в труднодоступных регионах мира. Мне представилась возможность уже не в книгах, а вживую побывать в различных экзотических регионах планеты и вплотную познакомиться с незнакомой и удивительной природой этих мест.

– Кстати, природу каких стран вы фотографировали? И второй вопрос, где вам больше всего понравилось, что оставило максимум впечатлений? 

– Я снимала во многих странах мира. Но наиболее яркие впечатления оставили некоторые места нашего Дальневосточного федерального округа и страны Восточной и Центральной Африки.Olga Michi_5.jpg– А где было труднее всего работать?

– Сложно сказать. В разных местах приходилось сталкиваться с разными ограничениями, трудностями и даже опасностями. Я была первой в России женщиной, которой довелось погрузиться под воду при съемке нильских крокодилов. Приходилось мне встречаться и с другими опасными животными, включая белую акулу и лесного слона. Эти съемки воплотились в специальный проект «Экстремальный фотограф», который был представлен на телеканале «Живая Планета».

– Вы часто употребляете по отношению к себе формулировку «фотограф-экстремал». Какое самое опасное дикое животное вам довелось встретить? Какие самые опасные и некомфортные природные условия довелось преодолевать? 

– Вообще я считаю, что любой фотограф дикой природы отчасти экстремал. Особенно, если он снимает с близкого расстояния диких животных.

Что касается меня, самые сложные мои съемки прошли под водой на реке Окованго, где я работала с нильскими крокодилами. Было сложно работать не только физически, но и технически. Каждое погружение в воду было непредсказуемо. Иногда течение было настолько сильное, что приходилось бороться с ним на грани своих возможностей, иногда наша съемочная группа подвергалась атакам крокодилов, иногда воды были слишком мутные для успешной съемки.

– Но зачем такой риск? Ради славы, ради адреналиновой зависимости, как у спортсменов-экстремалов? 

– Совсем нет. Не стоит считать, что сама по себе опасность, связанная с такими съемками, стала для меня самоцелью. Наоборот, она была побочным следствием моих творческих поисков, целью которых было изучение связи древних народов человечества с их колыбелью — природой. 

Так в ходе съемок диких животных родилась идея проекта «Уязвимые». Героями в нем стали уже не только животные, но и их уникальная взаимосвязь с местными племенами. Первоначально «уязвимыми» я хотела назвать вымирающие виды крупных животных, но весьма близкой оказалась и участь местных коренных племен. Эти малые народы всецело зависели от окружающей их природной среды, хрупкость которой стала для меня главным творческим лейтмотивом.Olga Michi_7.jpgВ этом контексте я впервые заинтересовалась проблемой будущего народов, которые попадали в поле зрения моей камеры. Мне стало известно, что эти этносы практически беззащитны перед лицом «цивилизации», в том числе перед правительством стран, на территории которых они живут.

Эти выводы подтолкнули меня к созданию принципиально нового документального проекта, «В тени больших деревьев», который потом был номинирован на звание лучшего научно-просветительского проекта в рамках премии «Лавровая ветвь» (российская национальная премия в области неигрового кино и телевидения — прим. ред.) Эта резонансная тема была потом также удостоена награды от Красного Креста. В процессе съемок стали очевидны многие проблемы малых народов. Прежде всего то, что в ООН у этих людей отсутствуют представители, которые могли бы защищать их интересы в международном контексте. А, значит, было жизненно необходимо искать иные способы помощи этим народам, будь то благотворительные гуманитарные, культурно-просветительские или же художественные. Я решила таким образом внести вклад в сохранение и популяризацию наследия этнографических меньшинств. Они живут в гармонии с природой, но при этом подвергаются как косвенному, так и прямому уничтожению со стороны их более «развитых» соседей.

– Вы сказали, что на вас произвел большое впечатление Дальний Восток. Вы делали там какие-то творческие проекты, посвященные природе?

– В рамках программы «Экстремальный фотограф» на территории России я сняла четыре программы, посвященные косаткам, гигантским осьминогам Дофлейна и камчатским бурым медведям. Ещё мы сняли одну серию о белухах и бельках гренландского тюленя Белого моря. Но из-за технических проблем съемки она, к сожалению, не вышла в эфир.

Часть моего последнего опубликованного проекта «Уязвимые» я сняла в Чукотском АО. Она посвящена взаимодействию двух культур: глобальной мировой и традиционной в быту и образе жизни современных оленеводов. Там же мы сняли документальный фильм «Оторванные», который сейчас находится в монтаже. Мы надеемся выпустить его летом этого года.

В феврале мы выпустили документальный фильм «Мой друг Йети», съемки которого в основном прошли на территории России — этот фильм глубоко затрагивает вопросы экологии.

Также мои работы о красоте животного мира и проблемах окружающей среды принимали участие в экомарафоне, приуроченном ко Всемирному дню окружающей среды в Московском зоопарке и в рамках различных фотофестивалей. 

– Вы говорите, что много снимаете народы, живущие, как это принято говорить, в близости к природе. По-вашему, могут они стать примерами бережного отношения к природе для нашего цивилизованного общества?

– Изменение климата сегодня становится вопросом первоочередной важности. Так что в западных странах, поражённых «культом потребления», приходится переосмысливать практически каждый аспект нашего образа жизни. И это побуждает ученых всего мира искать устойчивые модели жизни и развития именно там, где вы сказали — у этносов, живущих в близости к природе, у тех, кто не пошел по пути безудержного технического прогресса. Сегодня наши взоры снова обращены к опыту разумного потребления малых народов, будь то чукчи, пигмеи Центральной Африки, народы Юго-Восточной Азии. Olga Michi_6.jpgТот образ жизни, который в прошлом считался отсталым, сейчас кажется нашим современникам гораздо более мудрым и экологически устойчивым по сравнению с нашим. Он предлагает жизнь в большей гармонии: с самим собой, с другими людьми — и с экосистемой, в которой мы вовсе не «полноправные хозяева», а всего лишь одно из многих звеньев.

*Фото с официального сайта Ольги Мичи olgamichi.com

Поделиться
Все мнения