Богдан Булычев – блогер и исследователь, первый человек, который добрался до географического Северного полюса на велосипеде, совершил путешествие с командой до «Полюса холода». Сайту «Экология России» удалось узнать у путешественника, как пришла идея совершить экспедицию на Север на велосипеде, какими способами он заботится об экологии во время поездок и о дальнейших планах.


– Как пришла идея совершить путешествие на Северный полюс на велосипеде?

– Мы собирались поехать в экспедицию в команде из трех человек примерно на 28 дней. Когда мы искали партнеров, одним из желающих был руководитель одного из российских банков. Он предложил поддержать проект при условии, что мы возьмем его с собой в финальную часть экспедиции. Потом по определенным причинам он решил нас, по-русски говоря, кинуть и поехать сам, забрав всю нашу идею. Причем не в экспедицию, а просто в «доездинг», но при этом зафиксировав первый въезд на Северный полюс. Из-за этого нам пришлось переиграть весь маршрут. Вместо месяца в пути у нас было всего пять дней – два на подготовку и три на само путешествие. В этот промежуток мы прилетели на Северный полюс и как раз совершили проект. Причем из-за того, что у нас сильно сократился бюджет, мне пришлось делать это одному.

– Зафиксирован ли этот рекорд?

– Рекорд Гиннеса не регистрируют за то, что ты сделал это первым. Должен присутствовать соревновательный момент. Например, чтобы ты сделал это быстрее, чем кто-то другой. Поэтому для «Книги рекордов России», «Книги рекордов Европы» мы сделали шуточный рекорд – самая быстрая кругосветка на велосипеде. На тот момент считалось кругосветным путешествием пересечение всех меридианов, а на Северном полюсе все меридианы сходятся в одну точку, поэтому если вокруг их оси проехать, то это будет считаться кругосветкой. Получается я проехал кругосветное путешествие за 1 минуту и 30 секунд. После этого как раз поменяли правила.

– Вы были совсем один, когда ехали?

– Рядом никого не было, три дня я был один. Меня забросили на точку старта и должны были забрать на конечной.

– Какие были ощущения в тот момент?

– Во-первых, это осознание того, что рядом ходят белые медведи. Их там реально очень много. Я их видел, но, к счастью, они ко мне не подходили. Из средств защиты у меня были только фальшфейер для отпугивания медведей и спутниковый телефон с базой «Барнео», откуда в случае чего в течение получаса прилетел бы вертолет и спас меня. Во-вторых, что очень запомнилось – невероятно сильная тишина. Никаких звуков, кроме твоего внутреннего голоса и биения сердца.

– Вы участвовали в еще одной экспедиции в Арктику – это «Полюс холода», куда вы добирались на легковых автомобилях. Какая из двух экспедиций была сложнее?

– Психологически тяжелее на велосипеде, но физически и по подготовке в целом, наверное, на автомобилях. Это была командная экспедиция до Новосибирских островов в Северном Ледовитом океане. Трудности были связаны с тем, что мы ехали на тяжелой технике по морю, где глубина достигала 100 метров, то есть в случае чего можно было провалиться под лед, не было по близости никаких населенных пунктов. В такие моменты ты понимаешь, что на тебе ответственность за всю команду. Такие экспедиции морально тяжелее. На Северном полюсе все было как-то попроще и поспокойней.

–  Когда вы передвигались по Арктике, обращали ли внимание на природу региона?

– За время нашей поездки мы встретили всех хищников региона. Нам удалось снять уникальное видео, как соболь нападает на кабаргу. Невероятное зрелище, на протяжении часа маленький соболь боролся с ней, победил в конце концов и съел. Видели северных оленей, песцов, зайцев очень много. Из красоты нам запомнилось, безусловно, северное сияние. За полярным кругом оно невероятно красивое. И чем дальше ты от городов, тем оно красивее. Но самое восхитительное сияние было за 200 метров до «Полюса Холода». Оно было прям над нами. И когда мы подняли голову на верх, то над нами открылся как будто портал. Конечно же, мы все это засняли. Также в Море Лаптевых мы нашли севший на мель корабль «Петродворец». Сперва подумали, что это яхта фюрера, потому что она также называлась. Но потом нашли документы, в которых говорится, что это яхта бывшего президента Финляндии Маннергейма. Еще нашли зуб и бивень мамонта, которые передали в музей.

– Обращаете ли вы внимание на экологичность своих путешествий?

– Да, конечно. Именно для этого были изобретены трэколы. Это специальная техника, у которой колеса с низким давлением. Что велосипеды, что автомобили не несут высокой нагрузки на грунт. Плюс наши экспедиции проходят зимой, когда между плодородным слоем почвы и нашими колесами есть еще прослойка в виде снега или льда.

– А почему именно зимой проходят ваши экспедиции?

– Потому что в большую часть мест не попасть летом. Зимой больше проходимость, потому что замерзают реки, озера и мы можем там проехать.

– Принимаете ли вы участие в каких-нибудь экологических акциях?

– Именно от лица РГО мы никогда не участвовали ни в каких грантах, не просили у них денег. Но мы разделяем все их интересы и стараемся нести большую социальную программу в массы, которую делаем сами. Если говорить про экологические проекты, то мы запустили крупный проект, планируем провести за 5 лет мониторинг арктических побережий. Это проект полностью наш, но при поддержке РГО, от них мы получим только информационную поддержку, их флаг и логотип. Сейчас мы ведем переговоры о введении нашего экспедиционного центра в структуру РГО. Для нас это возможность донести до аудитории РГО те ценности, которые мы разделяем. То есть это экология, сохранение природных и биологических ресурсов, популяризация туризма, арктических регионов и многое другое. Мы полностью разделяем интересы РГО, а если интересы совпадают, то надо объединятся.

Поделиться

Другие мнения

Все мнения
Все мнения