2020 год стал для всего мира «годом закрытых границ» из-за эпидемии коронавируса. Многие россияне восприняли это как повод открыть для себя национальные парки внутри родной страны. А как быть специалистам природоохранной сферы, которые уже досконально изучили большинство особо охраняемых природных территорий страны?


Мы поговорили с Ольгой Харьковой, заместителем генерального директора международного экологического фонда «Чистые моря», кандидатом биологических наук и большой любительницей экотуризма. Когда после первой волны пандемии открылась возможность летать всего в несколько стран, Ольга не растерялась и предложила коллегам-природоохранникам отправиться группой… В Танзанию. И не просто отдохнуть, а познакомиться с местным биоразнообразием и узнать больше о том, как устроена система танзанийских национальных парков. Редакция портала «Экология России» попросила Ольгу поделиться впечатлениями от поездки.

«Африка давно привлекала природными красотами и историей. Еще в детстве и юности я зачитывалась книгами Б. Гржимека, Д. Даррелла, Д. Адамсон, А. Брема, Л. Буссенара, Э. Хемингуэя, Н. Гумилева и других писателей, воспевающих природу, быт и жизнь местных жителей Черного континента. При этом дальше северной Африки (Египет и Тунис) до этого года я не выбиралась. Однако 2020 високосно-ковидный год внес серьезные коррективы в нашу жизнь, планы на заграничные поездки были безбожно испорчены, и мое внимание обратилось на те страны, в которые выезд был разрешен. Среди них самой интересной оказалась Танзания. Материковая часть страны и ее национальные парки с афротропиканской фауной и флорой мне показались очень привлекательными в части animal watching, а также фотосъемки природных объектов, тем более, что в классическом африканском сафари я еще не участвовала. Предложила присоединиться к поездке коллегам. Пара месяцев на сбор команды, разработку маршрута, решение бытовых и логистических вопросов. И вот первую половину ноября мы провели, колеся по южным национальным паркам Танзании (Ньерере, Микуми, горы Удзунгва, Руаха).

Национальные парки Танзании отличаются от заповедной системы России. Во-первых, конечно, географическим расположением и биоразнообразием. Поскольку Танзания находится в экваториальных широтах, то и состав флоры и фауны здесь соответствующий. Характерны различные виды саванн (парковые, горные парковые, кустарниковые, травянистые и др.) и сухие листопадные леса (миомбо). Множество экзотических растений, названия которых знакомы только биологу, хотя, конечно, встречаются и более широко известные — баобаб, акации, алоэ. В прибрежной полосе и по долинам рек распространены мангровые леса из вечнозеленых деревьев и кустарников. Во влажных лесах произрастают ценные породы деревьев: эбеновое, камфарное, фикус. На прибрежной низменности и островах кроме парковой саванны и мангровых лесов распространены кокосовые пальмы, акажу, манговые и другие плодовые деревья.

Животный мир Танзании относится к афротропикам, раньше эта территория называлась эфиопской экологической зоной. В саваннах встречаются слоны, жирафы, буйволы, зебры, в водоемах водятся бегемоты. Больше 30 видов антилоп (импала, куду, томми, канна, гну, конгони, топи, стенбок, спринбок, дик-дик). Из хищников обитают львы, леопарды, гепарды, гиены, большеухие лисицы, шакалы. Из 20 видов приматов чаще всего встречаются мартышки, гориллы (в районе Килиманджаро), шимпанзе (на севере), павианы, красные колобусы и мангобеи (в горах Удзунгва). Рептилии (290 видов) представлены змеями (из ядовитых – черная мамба и африканская гадюка), ящерицами, варанами. В реках и озерах водятся крокодилы и различные виды рыб. В мире пернатых более 1 тыс. видов (только на озере Маньяра – 400). Это кулики, гуси, утки, пеликаны, цапли, бакланы, фламинго, грифы, коршуны, орланы, страусы. Разнообразен мир насекомых – термиты, красная саранча, муха цеце, комары, бабочки.

Во-вторых, я увидела совершенно другое отношение диких животных к посетителям национальных парков, чем в России. Я впервые была на классическом африканском сафари, и меня поразило, что дикие животные очень близко подпускают к себе машины. Жирафы и слоны переходили нам дорогу и спокойно вместе со стадами антилоп и зебр вдоль них паслись, львы просто лежали и отдыхали на обочинах, лениво поглядывая на подъезжающие сафари-джипы, позволяя себя фотографировать практически в упор. Для животных люди и машины были не более чем элементом пейзажа. Они не чувствовали от них опасности. К тому же, ковидный год оставил свой отпечаток, и в период нашей поездки в парках почти не было посетителей — только наша и еще одна группа (моего знакомого).

Чему нам следует поучиться у ООПТ Танзании? Наверное, во-первых, организации охраны: при каждом нацпарке был целый поселок с рейнджерами, которые охраняли его с автоматами. А во-вторых, возможности реально увидеть животных на маршруте (экологической тропе). Чтобы, как в Африке, они мимо нас бегали, летали, да хоть просто лежали, и не боялись. Чтобы у них был закреплен рефлекс, что человек вот на этой территории не несет опасность. В России тоже есть такие ООПТ, но, к сожалению, их очень мало. А для посетителей большинства ООПТ, чтобы увидеть зверя или птицу, нужно быть реально специалистом или местным сотрудником, который работает на территории не один день. Или же просидеть без движения много часов в так называемых скрадках, чтобы животные потеряли бдительность, и вы смогли их увидеть.

Как и в России, посещение национальных парков в Танзании не бесплатное, для этого нужно получить разрешение, которое стоит определенную сумму. Она может колебаться от 50 до 150 долларов за машину в зависимости от парка. Северные национальные парки (в первую очередь, Серенгети и Нгоронгоро, а также Килиманджаро, Тарангире, Маньяра, Аруша) – более раскручены, сюда едет больше путешественников, и, следовательно, стоимость посещения больше, и лоджи/кемпинги – дороже. Посещение южных национальных парков (Селус и его новая часть Ньерере, Микуми, Руаха и горы Удзунгва) стоит дешевле, о них не все знают. Как расказала мне принимающая сторона: «Из 10 туристов приезжающих в Танзанию – 4 едут на Занзибар, 4 едут на север, и только 2 человека едут на юг». Но от этого они в своей прелести не проигрывают. Если вам нужна дикая Танзания – езжайте на юг!

Каждый национальный парк был по-своему уникален. В Ньерере мы увидели и пруд (бывший карьер), который облюбовало стадо бегемотов, и очаровательный львиный прайд (взрослый самец, 2 самочки и 2 детеныша), а также небольшое семейство гиен. В Микуми – озеро «перемирия» – небольшой водоем, на берега которого приходили утолить жажду и зебры, и антилопы (импала, гну), и жирафы, и бородавочики, и небольшое стадо слонов. В Руахе мы встретили колонию мангустов и даманов, семейство большеухих лисиц и шакалов. В горах Удзунгва – это и сам дождевой тропический лес, и водопад Санже, один из крупных на территории местной системы ООПТ, и красные колобусы Иринги, а также разные насекомые (жужелицы, многоножки, бабочки).

Еще один нюанс — хорошие условия проживания. Мы выбрали самый экономичный вид проживания – кемпинги. Но все они были очень уютными и комфортными. В них были и свет, и вода с туалетом прямо в домиках или сафари-тентах, а также трехразовое питание, не особенно разнообразное, но вполне съедобное.

Отдельное яркое впечатление — это культура местных жителей. Танзанийцы очень приветливый народ, готовый всегда помочь, хоть уровень жизни здесь и оставляет желать лучшего... У страны интересная история. В завершение поездки мы посетили старинный городок Багамайо,
расположенный на побережье Индийского океана, на языке суахили означающий «Оставь свое сердце».
Это
кандидат на включение в список Всемирного наследия ЮНЕСКО как конечный пункт пути работорговых караванов, где чернокожих рабов содержали перед отправкой в другие государства, чаще всего, в Занзибар или страны арабского региона.

Были и минусы. Во-первых, это связь. И телефонная, и интернет, не везде берет, если ты в роуминге. В принципе, хорошо работают местные сим-карты, но их надо сразу покупать в аэропорту, иначе потом сложно приобрести, только в крупных населенных пунктах.

Во-вторых, дороги. Переезды между парками составляют 5-7 часов и проходят они хоть и по живописным местам, но порой по плохим дорогам. Их, похоже, нужно принять просто как должное.

Поскольку это мое первое африканское сафари, то ещё одна ремарка. Мне понравилось ездить одной или двумя машинами, это оптимальное количество, чтобы посмотреть природу и животных. Но если машин становится больше, то сафари превращается в ралли Париж — Даккар, что сильно сказывается на общем впечатлении от поездки.

Африка прекрасна и сюда хочется приезжать снова и снова. Тем более у меня уже и примета появилась: в последний день и даже час сафари я чуть не потеряла свой телефон, но точно оставила здесь кусочек своего сердца и души... Так что я ещё вернусь и всем советую!»

Поделиться
Все мнения