Новости


В рамках всенародного волеизъявления с 25 июня по 01 июля 2020 года жители страны оценили 206 поправок в Конституцию Российской Федерации, охватывающих обширный круг политических, экономических и социальных вопросов. Среди них были и несколько важных поправок, касающихся охраны окружающей среды.

Как сказала журналистам в среду после голосования курирующая природоохранные вопросы вице-премьер Виктория Абрамченко, поправки в Конституцию, в случае их принятия, позволят государству выработать единую политику в сфере экологии в России и помогут решить многие проблемы, усилят ответственность граждан в области охраны природы.

Мы задали нескольким авторитетным экспертам вопросы о «природоохранных» поправках в Конституцию. В частности, почему в некоторых случаях в новой редакции термин «экология» заменили на термин «окружающая среда», помогут ли закреплённые в основном законе за Правительством РФ обязательства «предпринимать меры по сохранению природного богатства и биологического разнообразия России, снижению негативного воздействия на окружающую среду»; можно ли надеяться, что в школах, наконец, введут уроки экологии из-за соответствующей поправки, и станет ли лучше жить обитающим на территории России животным?

«Экология» или «Охрана окружающей среды»? Определимся с терминами!

АЛЛА ДУДНИКОВА, юрист-эколог, заместитель Генерального директора по правовым вопросам ООО «ЭКОТИМ», эксперт Общественного совета при Минприроды России, член Научно-технического совета Росприроднадзора, член Научно-технического совета ППК РЭО, рассказала, что, строго говоря, нельзя «защищать экологию» или «жаловаться на плохую экологию», это неправильно с терминологической точки зрения. Заменяя слово «экология» на выражение «окружающая среда», специалисты просто сделали Конституцию более грамотной.

«Экология – это раздел биологии, изучающий взаимосвязи живых организмов между собой и с окружающей средой. Потом окружающая среда начала антропогенным фактором воздействовать на организмы, на эту связь между организмами и окружающей средой. И таким образом слово «экология» начало расползаться за пределы биологии. Правильным термином, по мнению многих экспертов, является не «экология», а «охрана окружающей среды», потому что экология — это наука, это раздел биологии.

Некорректно говорить «экология плохая». Если мы говорим о городе, правильно говорить, конечно, «окружающая среда». Если мы говорим о заповеднике, то там «окружающая природная среда». Если мы говорим о целях снижения негативного воздействия на окружающую среду, то мы говорим об «охране окружающей среды».

Зачем надо было конкретизировать, что обязано делать Правительство для охраны окружающей среды?

РАШИД ИСМАИЛОВ, Председатель общественной организации «Российское экологическое общество», зам. председателя Общественно-делового совета Национального проекта «Экология», руководитель направления «Экология и природные ресурсы» Экспертного совета при Комитете Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию, член Рабочей группы «Экология и природные ресурсы» Госсовета Российской Федерации — убеждён, что такая поправка закладывает новый и очень важный институт конституционной ответственности органов власти за конкретную часть государственной политики.

«Поправки прописываются не просто для красоты. Они свидетельствуют о том, что тема нашего с вами экологического благополучия поднимается на самый верхний уровень. Это фокус государственного внимания. Конституция усиливает наши с вами права. Они и раньше были задекларированы, но после того, как тема природоохраны будет поднята на такой уровень, я надеюсь, законодательство будет ужесточаться в отношении нарушителей, будет сформировано понятие экологической диктатуры, которое я продвигаю.

Мы видим, что новыми поправками Правительству предписывается нести ответственность за конкретные меры. За конкретные
мероприятия, проекты, которые обеспечены финансово, ресурсами,
конкретные
защитны
е механизмы. Если нет такой ответственности, можно с природоохранными инициативами тянуть до бесконечности. Например, у нас в основном законе есть статья 42, которая гарантирует наше право на достоверную и доступную информацию о состоянии окружающей среды. Но сколько лет прошло с момента создания текущей Конституции, а эти нормы до сих пор не отражены в текущем законодательстве. И это большая проблема.

Когда же мы прописываем определённый механизм конституционной ответственности и говорим в основном законе, что Правительство отвечает за меры, направленные
на обеспечение экологического благополучия,
сохранение биоразнообразия, то есть по сути, на повышение качества нашей жизни — это совершенно другой подход. И он будет развиваться дальше. После принятия поправок мы можем рассчитывать, что всё
законодательство
будет развиваться по такому маршруту. Далее все нужные природоохранные меры, с которыми ранее тянули, будут прописываться в федеральных законах, подзаконных актах, а затем и в региональном законодательстве».

Будем ли мы все теперь, наконец, экологически образованными?

АЛЛА ДУДНИКОВА с авторами поправок поспорила: на её взгляд, хотя сама идея всеобщего знакомства с темой охраны природы хороша, говорить нужно не об экологическом образовании, а об экологическом просвещении.

«Опять-таки, говоря о терминах, у нас есть такие три разные вещи, как образование, воспитание, просвещение. В России уже есть экологическое образование, экологические программы. Но всем гражданам страны ведь не надо заканчивать вуз по специальности “охрана окружающей среды и рациональное использование природных ресурсов”.

А вот экологическое просвещение обязательно должно быть. На бытовом уровне граждане должны знать, что надо сортировать мусор, зачем это нужно. В это надо посвящать абсолютно всех, начиная со школьного или даже детсадовского возраста. Всем надо знать на бытовом уровне почему, например, нельзя пластик бросать в речку. Это может быть реализовано на уроках экологии».

РАШИД ИСМАИЛОВ рад тому, что теперь у экологических активистов появляются правовые основания требовать, наконец, ввести в школах обязательные уроки экологии (напомним, эта идея «витает в воздухе» уже много лет, но пока так и не пошла дальше отдельных локальных экспериментов).

«Поправка об экологическом образовании имеет очень важный социальный эффект. Мы — экологи, эксперты, общественники — годами просили и Парламент, и исполнительные органы власти сделать так, чтобы экологическое образование, экологическое просвещение и воспитание обязательно было в школах. Желательно, с самых ранних классов.

Сейчас мы, наконец, видим, что Правительству предписывается создавать эти условия. Дальнейшие действия должны быть следующими: должны быть разработаны соответствующие программы (федерального и регионального уровней), которые будут обеспечены финансами, методическими инструментами, и все это, наконец, начнёт реализовываться в учебных заведениях. А если этого не будет происходить, то каждый из нас может апеллировать к Правительству, что необходимо эту систему реализовывать, потому что это наше конституционное право!»

Новая Конституция защитит животных?

ЕКАТЕРИНА ДМИТРИЕВА, директор Фонда защиты городских животных, считает, что крайне важно продолжить поправки в основной закон конкретными законодательными актами, чтобы они не остались чисто декларативными.

«Уже очень давно должны были быть внесены изменения в пункты о животных-компаньонах, но их так и нет. Мы ждали 20 лет, чтобы выпустили рабочий инструмент, но в итоге мы так его и не получили. Напротив, принимаются законы о притравочных станциях, охоте с арбалетами.

Важно, чтобы поправки в Конституцию были связана
к реальност
ью. Что с этими поправками
можно сделать? К кому пойти и как с помощью этих поправок можно привлечь к ответственности
людей за жестокое обращение с животными? Мы очень ждем ответа на эти вопросы. А иначе даже с поправками мы получим просто
бег по круг
у».

АЛЛА ДУДНИКОВА согласна с зоозащитницей в том, что конституционная норма должна быть подкреплена законами и главное, реальным правоприменением.

«Закон об ответственном обращении с животными и так уже принят. Если правоприменитель будет требовать исполнения этого закона, то тогда людям, жестоко обращающимся с братьями меньшими,
мало не покажется.

Ведь одной Конституцией поведение людей не изменишь.
Если
хозяин бьет собачку, если собачку выбросят на улицу – кто будет заниматься этой собачкой? По Конституции полиция будет бегать искать владельца или штрафовать человека, который допустил жестокое обращение? Кроме
нормы в Конституции,
должно быть четкое и жесткое применение всего федерального и регионального законодательства, наша полиция реально должна быть
готова так работать:
находить
и наказывать тех
, кто плохо обращается с питомцами. Если это так будет, то тогда на обывателя это повлияет».

Фото (с) Essentials/iStock






Мнения
Все мнения