Экология
28 октября 2021

Бетон и цемент. Готова ли Россия к нулевым выбросам?

Всемирная Ассоциация цемента и бетона опубликовала дорожную карту, согласно которой отрасль будет полностью декарбонизирована к 2050 году, т.е. перейдет на нулевые выбросы

Бетон и цемент. Готова ли Россия к нулевым выбросам?
Фото: Istock

А уже к 2030 году согласно дорожной карте скоординированные действия производителей бетона и цемента должны предотвратить попадание в атмосферу почти 5 миллиардов тонн углерода.

Бетон – это готовый материал, из которого строят здания, мосты, дороги, инфраструктуру. Каждый год на планете производится не менее 14 млрд кубических метров бетона. Цемент – это связующий компонент, который скрепляет гальку и камни в бетоне. Он состоит из клинкера, остатков, получаемых при обжиге глины и известняка. При производстве одной тонны цемента, в процессе обжига до 1400 градусов Цельсия образуется примерно одна тонна СО2. В итоге 70 процентов выбросов происходит от самой технологии производства цемента и ещё 30 процентов – от энергии, используемой для розжига печей

Редакция СМИ «Экология России» обратилась за комментариями к представителям отечественной отрасли. На наши вопросы отвечает директор Национальной ассоциации России «Союз производителей бетона» Дмитрий Пожаров.

На фото Дмитрий Пожаров

Дмитрий Пожаров, директор Национальной ассоциации России «Союз производителей бетона». Работает в отрасли с 1998 года. В Ассоциацию входят не только производители бетона и цемента, но те, кто занимается оборудованием для бетонных заводов, а также предприятия химической промышленности, строительные лаборатории и профильные научно-исследовательские организации.

- Вы сотрудничаете с Всемирной ассоциацией бетона и цемента?

- Пока нет, но, надеюсь, что будем сотрудничать. Заявленная проблематика касается всех. Хотя, наш рынок и имеет свои отличия, например, есть банальные проблемы, такие, как катастрофический дефицит цемента в этом году. У нас было совещание в Минпромторге России, обещают, что в следующем году ситуация решится. Мощности для увеличения объемов принципиально есть. Просто, когда мы хотим повестку «зеленого» цемента провести через Союз, организовать вебинары на эту тему, то нам говорят, что уже не до «зеленого», хоть какой привезите. Чтобы обеспечить производство.

- Как вы относитесь к инициативе Всемирной Ассоциации перейти на нулевые выбросы к 2050-му году. Поддерживаете или наоборот, зная ситуацию на отечественном рынке, относитесь скептически?

- Как любой человек, живущий на планете Земля, отношусь к этому положительно. Мы понимаем, что от нашей деятельности зависит то, что останется другим поколениям. Поэтому, эта проблема очень острая и ее нужно решать. То, что предлагают западные производители, наверное, глобально правильно и другого пути, по большому счету, у нас нет. Надо переходить на «зеленые» цементы, уменьшать источники выбросов. Если говорить по бетонной отрасли, то помимо выбросов, есть еще несколько важных экологических аспектов. В первую очередь, это использование огромного количества автотранспорта. Вы понимаете, что для производства бетона нам нужен и песок, и щебень и цемент. И все это везется большими грузовиками. Соответственно, идет нагрузка на дорожную инфраструктуру, выбросы того же углерода автотранспортом тоже существенны. Перевозчики тоже должны переходить на более чистые виды транспорта. Мы видим, что уже «КАМАЗ» выпустил первые машины на газомоторном топливе. И когда мы со временем перейдем на электрическую тягу, то это значительно уменьшит выбросы СО2. Еще одна проблема, косвенно связанная с этими выбросами в России, это очень слабо развитая дорожная сеть. И очень нежные, так скажем, дороги. Весь мир стремится к увеличению объемов перевозки. По нашим нормам нагрузки на ось, одна машина не может везти больше 20 тонн. Поэтому вместо одного рейса она делает два, а это тоже нагрузка на экологию. Это вопрос эффективности работы производственной цепочки. Мы написали обращение в Минприроды России и Минтранс России на эту тему. И эти грузоперевозки касаются не только бетона.

Есть также локальная нагрузка от любого производства бетона на площадку, на которой это бетонное производство находится. Это выбросы в атмосферу цементной пыли. Даже есть ГОСТы по потере при перегрузке этой цементной продукции, 1-2 процента. Причем, европейские нормы более жесткие. Я видел на берегу в Норвегии цементный терминал, мне показалось, что это космический корабль стоит – такой он белоснежный, а рядом прозрачная вода, дно можно было видеть на глубине пяти метров. То есть, там уровень намного выше, нам тоже к нему надо приходить.

- Да, но ведь есть система фильтров, она работает?

- Да, но большой вопрос в их состоянии, в том, чтобы за этим следили. Это тоже вопрос сознательности производителя. Хотя, могу сказать, что иногда просто не хватает финансов, чтобы заниматься этим на должном уровне.

- Какой должна быть государственная политика, чтобы бетонная отрасль могла реализовать свои намерения в экологических целях?

- У нас часто практика основывается на запретительных или штрафных санкциях. Контролировать и штрафовать, а производитель пусть как-то выкручивается. Это, конечно, необходимо, но, помимо кнута, нужен и пряник. А в качестве пряника было бы неплохо сделать льготное кредитование. Есть, например, такой Фонд развития промышленности. Если бы в этом Фонде были предусмотрены целевые кредиты на обновление производства, на соответствие его современным экологическим требованиям в том числе, и производитель мог получить кредит не под 7 или 10 процентов, а 3 или 5 процентов годовых, тогда это было бы интересным стимулом. Если государство поставит себе в приоритет стимулирование отрасли на переход к более экологичному производству, то это вполне возможно.

- Вы упомянули образцовый бетонный завод в Норвегии. А есть показательные заводы с точки зрения экологии в России?

- Вообще отрасль в тяжелом состоянии. Заводы работают на оборудовании разной степени изношенности. Например, один из крупнейших заводов покупает китайскую технику, это показатель, что не может позволить себе ни итальянскую, ни немецкую, потому что соотношение «цена-качество» не позволяет купить лучшее. Приходится идти на компромисс. В основном, благополучные заводы в центре Москвы, где более сильный экологический мониторинг. Если брать окраины, регионы, то там тяжелее с экологическим надзором.

- Сколько в России производится, заливается бетона?

- Если говорить по последним трем годам. В 2020-ом году у нас выпуск бетона составил 33,6 млн кубометров, в 2021-м году с января по август 25,2 млн кубометров. С точки зрения роста, это 16,3 процента от прошлого года.

- Чем вы объясняете рост?

- Это мощные инфраструктурные проекты московского и питерского регионов, объездные дороги, трасса «Москва-Казань» взяла на себя много материалов. Программа реновации дает мощный прирост по объему производства. И мы видим, что был серьезный спрос на жилье после пандемии. Был реальный бум в конце 2020-го и начале 2021-го года.

- Сейчас банки рассматривают возможность выдачи экоипотек, в них будет учитываться и состав стройматериалов, из которых строятся дома. Они должны быть экологичными. Что вы думаете о перспективе так называемого «зеленого» бетона, о котором говорится в дорожной карте?

- Цемент частично может заменять любой тонкомолотый материал. Например, тонкомолотые шлаки, это отходы доменных производств, они есть в горнодобывающей, металлургической промышленности. Их образуется большое количество. Сейчас эти шлаки уходят в отвалы, но, если их измельчить определенным способом, то по своим свойствам они приближаются к цементу. Причем, они уже прошли обжиг, поэтому повторно этого делать не надо, не надо затрачивать дополнительную энергию, нет выбросов СО2. Вот сейчас, например, компания Heidelberg, один из таких флагманов в России, активно проводит политику по замещению традиционного клинкера вот этими минеральными добавками. В оборот выпущены цементы, где доля таких добавок, которые не загрязняют атмосферу, доходит до 30 процентов. Эти цементы были известны ещё и в советское время, никакого «ноухау» здесь нет. И они дешевле.

- Что в России еще можно использовать, чтобы сделать бетон более экологичным?

Сейчас речь идет о замене традиционного топлива, чтобы не сжигать газ, можно сжигать отходы пластика, гранулят. Насколько это экологично, можно поспорить, но ведет к уменьшению стоимости самого топлива. Но чтобы перевести производителей на это топливо, им нужны достаточно серьезные инвестиции, потому что сама концепция сгорания там другая, нужны другие печи, другие сортировки.

- Как в ближайшие 30 лет может измениться отрасль, чтобы стать более безопасной для окружающей среды?

- Будет приблизительно, как с пандемией. Когда мы еще в течение ближайшей пятилетки увидим глобальные изменения климата с последствиями, то, как в случае с масками и вакцинацией, будет дана общая команда о переходе, и кто сможет это сделать, тот будет работать, кто не сможет, закроется. И это будет принято на самом высоком уровне в приказном порядке. Поэтому готовиться к этому и относиться очень серьезно надо уже сейчас.

Фото: Istock

«Экология России» также обратилась за комментарием в Союз производителей цемента «СОЮЗЦЕМЕНТ». Разговора не получилось, однако в редакцию пришел письменный ответ. В нем говорится о потенциале цементной отрасли: «...сейчас уже есть технологии по переработке использованного затвердевшего цемента, то есть бетона. При разборе конструкций использованный материал можно переработать и повторно использовать в строительстве. Также у цементной промышленности колоссальный потенциал и возможности переработки отходов. Часть топлива можно заместить остатками сортированных ТКО, энергетическая утилизация которых в производстве цемента значительно сокращает выбросы CO2».

Как мы поняли из комментария, есть много перспективных решений для достижения экологической безопасности, но не приведено ни одного примера, как это реализуется в России или в какие сроки возможны внедрения новых технологий.

Мы снова смотрим на дорожную карту Всемирной Ассоциации цемента и бетона, чтобы понять конкретные шаги, которые объявлены на пути снижения вреда для окружающей среды. Общественности представлен подробный план из семи пунктов, в которых описываются шаги и меры по достижению экологических целей.

В частности, речь идет:

  • об обязательном замещении клинкера – связующего продукта при производстве цемента на побочные продукты энергетического сектора, гранулированный шлак, измельченный известняк и другие;
  • о широком использовании альтернативных видов топлива – общественные отходы вместо ископаемого топлива;
  • об инвестициях в технологии и инновации, в том числе в поддержку стартапов;
  • о новых химических составах и конструкциях бетонных смесей, которые, кстати, уже находятся в стадии исследований и разработок;
  • об обязательстве построить к 2030 году 10 пилотных бетонных заводов по улавливанию и хранению углерода;
  • об эффективном использовании бетона на стадии проектирования и дизайна, учитывая пролонгированный срок эксплуатации;
  • о всеобщей политике по поощрению указанных мер, т.е., создание рыночного спроса на низкоуглеродные продукты с помощью строительных норм и государственных закупок и т.д. 

Еще по теме